Статья А.А.Алехина "Арийские и еврейские шахматы" в свете новейших исследований

Von Weltmeister Dr.Aljechin "Arisches und judisches Schach"

Паризер Цайтунг (Parizer Zeitung), 1941
Ревизия шахмат | Краткое содержание книг альманаха Ревизия Шахмат | Прайс-лист книг по шахматам | Контакты |
"Arisches und judisches Schach" правильный перевод: "Арийские и еврейские шахматы", но "64" в 1991 даёт "Еврейские и арийские шахматы", а в 1998 – "Шахматы иудейские и шахматы арийские". И уже видно, что переводчики не компетентны. В публикации 1991 было внесено столь много редакционной отсебятины, что переводчик отказался ставить свою подпись!

В публикации 1998 имя переводчика известно – Ирина Сангуэса. Но она не проявила должной компетенции. Так, в частности, наряду с употреблением слова иудей, она употребляет слово еврей: Рубинштейн – иудей, а Стейниц, Яновский и Нимцович – евреи. Разобраться в этом нюансе трудно даже для самой Сангуэсы, ибо Ласкер фигурирует то как иудей, то как еврей. Но, статья в "Паризер Цайтунг" была написана на немецком языке, в котором слова иудей и еврей не различаются и пишутся одинаково – jude. Тем самым Сангуэса внесла какой-то особый, именно свой смысл, который отсутствовал в первоисточнике. При этом Сангуэса относится к евреям с меньшим уважением, ибо иудей Рубинштейн – имеет имя, а евреи Яновский и Нимцович – имён не имеют, хотя известно, что Нимцович упомянут в разных местах под именами – Арон, Аарон, Арнольд.

Новый переводчик "Arisches und judisches Schach" должен знать, что:

15 января 2003 рассекречено секретное соглашение о сотрудничестве между НКВД и Гестапо от 11 ноября 1938 года.

Согласно этому соглашению (среди прочего) в средствах массовой информации должны работать сотрудники этих служб, то есть, в советских газетах – гестаповцы, а в немецких газетах – работники НКВД, именно с той целью, чтобы в советской прессе не было критики фашизма и нацизма, а в немецкой прессе отсутствовали антисоветизм и антикоммунизм. Итак, статья "Arisches und judisches Schach" ("Арийские и еврейские шахматы") написанная Алехиным, была отредактирована в тесном сотрудничестве НКВД и Гестапо. Поэтому Алехина обвинять нельзя!

Статья А.А.Алехина "Арийские и еврейские шахматы" в свете новейших исследований на 2002 год

Arisches und judisches Schach

Ревизия шахмат. Выпуск № 18. "Дело" А.А.Алехина Алехин: "Пусть же исчезнет фантасмагория, царящая на нашей родине"

В последнее время вновь разгорается интерес к статье А.А.Алехина "Арийские и еврейские шахматы", опубликованной в "Паризер цайтунг" в марте 1941 года (в дальнейшем - ПЦ). И вполне понятно желание некоторых журналистов сказать хоть что-то на сей счет. "Алехинское авторство ныне неопровержимо доказано". - безапелляционно заявил Лев Харитон (из Парижа) в газете "Русская мысль". А кем доказано? В каком издании? На какой странице? - На эти вопросы господин Харитон умалчивает. А поскольку статьёй ПЦ занимались многие, да при этом приходили к разным выводам, то высказывание Харитона можно назвать многозначительным пустозвонством. Попутно мы выяснили, как нет правды в газете "Правда", так нет русской мысли в газете "Русская мысль".

Кен Уайльд, Дейл Брандрет, Френк Мур, Пабло Моран, Франциско Люпи, Брайан Рейли, Эдвард Уинтер, Альбрехт Бушке, Герберт Грисхаммер, Валерий Чащихин, Юрий Шабуров, Иссак и Владимир Линдеры, Виктор Чарушин, Ирина Сангуэса хотя и проделали разные исследования, но пришли к выводу, что статья фальсифицирована. Вопрос об авторстве ПЦ никогда не возникал. Все, даже такие отважные антиалехинцы, как Грисхаммер и Линдеры признавали факты редактуры. Виктор Чарушин в 1996 году назвал имя злополучного редактора - это был Теодор Гербец. Более того, согласно последним исследованиям, редакторов было несколько. Часть текста кроме шахматиста Гербеца правилась другими редакторами, которые совсем не разбирались в шахматах. Спор идёт об идеологической направленности не столько самой статьи, сколько рукописи Алехина. Грисхаммер считает, что эта статья имела антисемитскую направленность. Ботвинник всю статью целиком называет ахинеей (1991 год). Чащихин в книге "Алехин: моя борьба" (М. 1992) отрицает антисемитизм Алехина, полагая при этом, что статья носила антисоветский характер. Чемпион мира Гарри Каспаров 31 октября 1992 года в "Доме ученых" на торжественном вечере, посвящённому столетию со дня рождения Алехина высказал аналогичные мысли и пришёл к сходным выводам (как в книге В.Чащихина). В 1998 "64" вновь вернулось к этой статье.

Статья "Арийские и еврейские шахматы" даётся по публикации "64" № 18, № 19 / 1991 с примечаниями Чащихина из альманаха "Ревизия шахмат" выпуск третий "Развенчание" (М., 1997), с учётом публикации "64" № 3, № 4, № 5 / 1998 с дополнениями и уточнениями за 1999-2002 годы.

Arisches und judisches Schach - "Parizer Zeitung", 1941 (Очевидно, что правильно переводить следует "Арийские и еврейские шахматы", но "64" в 1991 даёт "Еврейские и арийские шахматы" а в 1998 -"Шахматы иудейские и шахматы арийские".

Как будет видно из дальнейшего, Ирина Сангуэса, сделавшая новый перевод в "64" № 3, № 4, № 5 / 1998, не проявила должной компетенции. Так, в частности, наряду с употреблением слов иудей, иудейские, она употребляет слово еврей. Например, Рубинштейн - иудей, а Стейниц, Яновский и Нимцович - евреи. Разобраться в этом нюансе чрезвычайно затруднительно даже для самой Ирины Сангуэса, ибо Ласкер фигурирует то как иудей, то как еврей. Однако, статья в "Паризер Цайтунг" за подписью А.А.Алехина была написана на немецком языке, в котором слова иудей и еврей не различаются и пишутся одинаково - jude. Тем самым Сангуэса внесла какой-то особый, именно свой смысл, который заведомо отсутствовал в первоисточнике. При этом Сангуэса относится к евреям с меньшим уважением, ибо иудей Рубинштейн - имеет имя, а евреи Яновский и Нимцович - имён не имеют, хотя доподлинно известно, что в "Паризер цайтунг" Нимцович упомянут в разных местах под тремя именами - Арон, Аарон, Арнольд.

В переводе Сангуэса есть и другие серьёзные недостатки, например: (в переводе В.А.Чарушина) "... мы попросили его мнение об окончании партии, игранной в первой Олимпиаде по переписке между Португалией и другой страной." (в переводе И.Сангуэса) "... мы попросили его высказать своё мнение об одной партии, выигранной португальской командой на Олимпиаде."

Как видим, в переводе Сангуэса неоконченная партия в первой Олимпиаде по переписке подменивается закончившейся очной партией неизвестной Олимпиады, отчего принципиально меняется смысл. Поэтому новый перевод является очередной сознательной фальсификацией.

Условные обозначения:

Обычным шрифтом — статья; Курсивом в скобках [RR ...]— примечания В.Чащихина
; Жирным шрифтом даются слова и фразы, которые, на мой взгляд, являются вставками редакторов "Паризер Цайтунг". Многоточие в двойных квадратных скобках [[...]] означает, что редакторы "Паризер Цайтунг" вырезали часть текста А.А.Алехина.

Статья А.А.Алехина "Арийские и еврейские шахматы"

Абзац № 1. [[...]] [RR Здесь отсутствует естественное вступление, на что в некоторой степени претендует абзац № 7].

Абзац № 2. Можно ли надеяться, что со смертью Ласкера - смертью второго и, по всей вероятности, последнего еврейского чемпиона мира по шахматам - арийские шахматы, которые из-за еврейской оборонительной идеи пошли по ложному пути, вновь найдут дорогу ко всемирным шахматам? [RR Очевидная вставка. В этом предложении даётся сразу несколько новых терминов: "арийские шахматы", "еврейская оборонительная идея" и "всемирные шахматы". А ещё далее и "наши шахматы" без предварительного их толкования — так не мог писать профессионал, каким был А.А.Алехин.] В варианте за 1998 год "64" даёт (в переводе И.Сангуэса) Можно ли ожидать, что со смертью Ласкера, второго и, скорее всего, ПОСЛЕДНЕГО иудея - чемпиона мира, арийские шахматы - как бы ни возражали против этой мысли иудеи - найдут свою дорогу в мировых шахматах?

Абзац № 3. Позвольте мне не быть в этом вопросе слишком оптимистичным, ибо Ласкер пустил корни и оставил нескольких последователей, которые смогут нанести мировой шахматной мысли еще немало вреда. В варианте за 1998 год "64" даёт Позвольте мне не прослыть таким уж оптимистом, так как Ласкер основал школу и оставил многочисленных последователей, которые могут представить большую опасность для самой идеи мировых шахмат. [RR Абзацы № 2 и № 3 вставки какого-то редактора (назовем его Z.Z.), что очевидно по косноязычию, не свойственному Алехину, например, "Позвольте мне не быть"; а вместо "Ласкер пустил корни" лучше и натуральнее "творчество Ласкера пустило корни".] В варианте за 1998 год "64" даёт "Позвольте мне не прослыть таким уж оптимистом" - как видим косноязычие (не свойственному Алехину) сохранено, но никак не комментируется. Фактически "64" соглашается, что данный фрагмент не принадлежит перу Алехина.

Абзац № 4. Большая вина Ласкера как ведущего шахматиста (не хочу и не могу о нём говорить как о человеке и "философе") имеет много сторон. [RR Неопровержимый факт - слова Алехина о Ласкере в "Манчестер гардиан", написанные незадолго до окончания турнира Ноттингем-1936: "Я считаю для себя почти невозможным критиковать Ласкера — так велико моё восхищение им как личностью, художником и шахматным писателем. Я могу только установить, что Ласкер в свои 67 лет благодаря своей молодой энергии, воле к победе и невероятно глубокой трактовке вопросов шахматной борьбы остаётся всё тем же Ласкером, если не как практический игрок, то как шахматный мыслитель. Ласкер должен служить примером для всех шахматистов как нынешнего, так и будущих поколений". Как видим, Алехин уже говорил о Ласкере как о человеке и по этой причине он никак не мог написать фразу "не хочу и не могу о нём говорить как о человеке" . А философскую концепцию Ласкера Алехин критикует тут же, в этой же статье, именно ради этой критики и написана статья. Если бы Алехин действительно хотел высказаться на счет идей Ласкера, то привёл хотя бы какой-нибудь эпизод.] В варианте за 1998 год "64" даёт:

Абзац № 5. После того как он победил с помощью своего тактического умения Стейница, бывшего на 30 лет старше (впрочем, это было забавным зрелищем - наблюдать за обоими изощрёнными тактиками, которые пытались внушить шахматному миру, будто они являются великими стратегами и первооткрывателями новых идей!), он ни одной минуты не думал о том, чтобы передать шахматному миру хотя бы одну собственную творческую мысль, а удовлетворился тем, что издал в виде книги серию прочитанных им в Ливерпуле лекций под заголовком "Здравый смысл в шахматах" Ласкер совершил плагиат по отношению к великому Морфи. (В варианте за 1998 год "64" даётся - "Ласкер подражает великому Морфи". Эти слова - плагиат и подражание принципиально разные и в этой связи журнал "64" должен определиться, когда он врал больше - в далёком 1991 или теперь - в 1998). [RR Косноязычный пересказ следующего предложения (В этих лекциях, в этой книге Ласкер списал...) Вот что пишет И. Линдер: "Возвращаясь к творчеству Морфи, уместно заметить, что миру хорошо известны его гениальные партии, но неведомо, что он писал по поводу названных выше идей. Поэтому Ласкеру в своих лекциях нечего было "списывать" у него".

Во-первых: шахматному миру известно, что Морфи публиковался в шахматных журналах, где заново прокомментировал более 30 партий матча Лабурдонне - Мак-Донелл и несколько партий Филидора - это золотой фонд шахматной мысли. Разумеется, количество печатных страниц Морфи гораздо меньше, чем у Линдера, но это только доказывает, что Морфи не был графоманом. А Линдеру, как историку непростительно паясничанье, будто ему не известно литературное наследие Морфи.]

Абзац № 6. В этих лекциях, в этой книге Ласкер списал у великого Морфи его идеи о "борьбе за центр" и об "атаке как таковой". Ибо шахматному маэстро Ласкеру была чужда сама идея атаки как радостной, творческой идеи, и в этом отношении Ласкер был естественным преемником Стейница, величайшего шута, которого когда-либо знала шахматная история. [RR Как литератор Стейниц известен глупыми статьями о великом Поле Морфи и книгой "The Modern Chess Instructor", которая до сих пор не переведена на русский язык, да, пожалуй, и на другие языки не переведена. Тому есть основание. Это весьма трудночитаемое произведение, с изобилием внутренних противоречий, где большинство предложений просто лишены смысла; многие рекомендации ошибочны, чем в своё время воспользовался Чигорин - он вызвал Стейница на матч по телеграфу и блестяще выиграл обе партии. На Стейница иногда ссылались, и в особенности Ласкер, но никто не приводил ни одной прямой цитаты, ограничиваясь вольным пересказом, но пересказом чего? - скорее всего своих мыслей. Алехин, разумеется, подверг критике учение Стейница, но для этого не было нужды называть его "шутом". Просто редактор, названный нами - Z.Z., был профаном в шахматах и не понял ничего, а потому всю деловую критику Алехина в адрес Стейница выбросил и заменил её на "шута". (В варианте за 1998 год "64" вместо "шута" даётся - "самая гротескная фигура").]

Абзац № 7. Что, собственно, представляют собой еврейские (следует читать выжидательные. В варианте за 1998 год "64" иудейские) шахматы, еврейская шахматная мысль? [RR Это предложение в какой-то может претендовать на начало статьи, на Абзац № 1, ибо вынося новый термин в заголовок, автор естественно обязан начинать первое предложение с толкования нового термина. Очевидно в редактуре участвовало несколько сотрудников "Паризер цайтунг", материал "перелопачивался" в спешке - так первая страничка могла оказаться второй, третьей.

Абзац № 8-а. На этот вопрос не трудно ответить: 1) материальные приобретения любой ценой; 2) оппортунизм, доведенный до крайности, оппортунизм, который (следует читать трусость, которая), (В варианте за 1998 год "64" даётся Приспособленчество, приспособленчество, доведённое до крайности) стремится устранить всякую тень потенциальной опасности и поэтому раскрывает идею (если это вообще можно назвать идеей) "защиты как таковой!". С этой идеей, которая в любой разновидности борьбы равнозначна самоубийству, еврейские (следует читать выжидательные) шахматы - имея в виду их будущие возможности - сами себе выкопали могилу.

Абзац № 8 б. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Потому что при помощи глухой защиты можно при случае (и как часто?) не проиграть — но как с её помощью выиграть? Пожалуй, можно бы было на этот вопрос ответить так: благодаря ошибке соперника. А что если эта ошибка не будет допущена? Тогда стороннику "защиты любой ценой" ничего другого не останется, как плакаться, жалуясь на "непогрешимость" соперника. [RR Здесь Алехин блестяще высмеивает демагогию Ласкера и Капабланки о НИЧЕЙНОЙ СМЕРТИ шахмат, но Капабланка не еврей, а стрела пущена именно в него.]

Абзац № 9. [RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ]. На вопрос о том, как выжидательная мысль пускает корни, ответить не вполне легко. Во всяком случае, в Европе между наполненными огнём и духом матчами Лабурдонне – Мак-Донелл и появлением Андерсена и Морфи был период шахматного упадка, глубочайшая точка которого приходится, пожалуй, на матч Стаунтон – Сент-Аман. [RR Исключительно верная оценка, доказывающая, что Алехин тщательнейшим образом изучал всю историю шахмат. На сегодняшний день картина развития шахмат именно так и выглядит: из чередующихся взлётов и упадков. Рождается очередной гений и развитие шахмат стремится к вершине, к искусству; умирает гений и шахматная мысль устремляется в пропасть выжидательных идей. А основная масса шахматистов стремится подражать лидеру. (Основная масса, но не все. Тот, который действительно хочет стать чемпионом, прежде всего стремится к опровержению концепции действующего чемпиона). Алехин совершенно справедливо связывает очередной упадок с именем Стаунтона, а глубочайшую точку упадка с матчем Стаунтон Сент-Аман (1843 г), ибо в то время Стаунтон действительно играл слабо. Лучшие партии Стаунтона приходятся на период 1851 - 1853 гг, когда состоялись его матчи с К.Янишем и Т.Лазой. Впрочем этот период и находится на возрастающем отрезке развития шахмат 1846 - 1859 и связан с именами Андерсена и Морфи.]

Абзац № 10. [RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ]. Этот матч закончился победой Стаунтона, и тем самым этот англичанин (следует читать он) завоевал себе законное место в шахматной истории Х1Х века. [RR Такова уж спортивная сторона шахмат - как бы скверно ни играли участники чемпионата, но победитель непременно станет называться чемпионом. И в этой связи сам по себе титул чемпиона мира отнюдь не даёт права называть его обладателя ВЫДАЮЩИМСЯ ШАХМАТИСТОМ или ГЕНИЕМ. Другая грань - шахматное искусство - превыше всего ценит конкретные партии-шедевры и по этим критериям через века идут партии Джоакино Греко, Лабурдонне, Андерсена, Петрова, Лазы, Морфи, Ноймана, Стейница, Цукерторта, Винавера, Чигорина, Пильсбери, Рубинштейна, Боголюбова, Алехина...]

Абзац № 11. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). В те самые минуты, когда я пишу эти строки, у меня перед глазами лежит книга Стаунтона, посвященная первому всемирному международному турниру, состоявшемуся в 1851 году в Лондоне и выигранному гениальным немецким мастером Андерсеном. Результат этого соревнования, который по существу олицетворял победу наших агрессивных боевых шахмат над англо-еврейской концепцией (в первом туре Андерсен разгромил польского еврея Кизерицкого), "теоретик" Стаунтон в своей книге для английской публики отнёс к чисто случайному стечению обстоятельств. [RR Не было никакого смысла менять "первую серию" (first series - в сборнике Стаунтона) на "первый тур". Алехин располагал сборником Стаунтона, о чём и сообщил в предыдущем предложении, а редактор мог и не иметь под рукой такого раритета, либо просто пренебрег таким нюансом. Алехин не мог написать "разгромил" там, где следовало употребить слово "победил". Грубейшими зевками Кизерицкого (вероятно в связи с чрезвычайным волнением) закончились первая и третья партии, соответственно на 20-м и 17-м ходах, что и лишило Андерсена самой возможности продемонстрировать свою гениальность. Кстати, серия лёгких партий (игранных между Андерсеном и Кизерицким сразу же после окончания турнира, и где была сыграна знаменитая "бессмертная партия") закончилась с результатом +6 =1 -3 в пользу Кизерицкого, то есть нельзя говорить о каком-то исключительном превосходстве Андерсена над Кизерицким, что также было известно Алехину, но, похоже, неизвестно редактору. Алехин был достаточно опытным литератором, чтоб избегать нелепых утверждений. В статье, где около ста раз сказано слово "еврей", евреем больше или евреем меньше ситуации не меняет, поэтому не было никакой нужды указывать, что Кизерицкий - еврей, да ещё уточнять, что именно польский. Не было нужды вообще упоминать о Кизерицком в абзаце, целиком посвящённом Стаунтону. А уж если заводить разговор о какой-либо партии Андерсена с Кизерицким, то в духе статьи следовало остановиться именно на "бессмертной партии", что, конечно же, понимает любой шахматист, но не понимал далекий от шахмат редактор Z.Z. Не мог человек, располагающий сборником Стаунтона, допустить неправильное написание фамилии Кизерицкого. Алехин знал шахматную историю лучше, чем многие шахматисты той поры. Если бы по каким-то соображениям ему нужно было упомянуть Кизерицкого, то он непременно отнёс его к когорте уважаемых шахматистов, ибо Алехин хорошо знал шахматную историю, знал, что у Кизерицкого было много разработок почти в каждом дебюте, что тот был теоретиком, творцом и приверженцем активного, инициативного стиля.]

Абзац № 12. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Он, Стаунтон, якобы чувствовал себя нездоровым, так как перегрузил себя организационными делами турнира, и т.д. и т.п., то есть обычный, очень хорошо знакомый оправдательный лепет! Поражение же, которое Андерсен нанёс Стаунтону, представляло собой нечто гораздо большее, нежели исход борьбы между двумя шахматными мастерами; это было поражение англо-еврейской оборонительной идеи, нанесенной ей немецко-европейской идеей наступательной борьбы. Шахматная драма Европы. Вскоре после этой победы Андерсена Европа пережила шахматную драму: гений столкнулся с ещё большим гением из Нового Орлеана. Сама по себе эта драма ещё не переросла в трагедию, ибо игра Морфи в шахматы была игрой в шахматы в полном смысле этого слова. Но, во-первых, Морфи вскоре после своей блестящей победы сошёл с ума и тем самым был потерян для шахмат, а во-вторых, Андерсен так и не смог оправиться после поражения от Морфи и в 1866 году, не проявил особого боевого духа, уступил шахматный скипетр еврею Стейницу. [RR Верная оценка. В 1858 году Морфи победил в матчах Левенталя, Гаррвица и Андерсена. Только один Левенталь быстро восстановил своё реноме сильного шахматиста, став победителем турнира Бирмингем-1858. Но Левенталь проиграл несколько партий ему в 1850 году, когда Пол Морфи был ещё ребенком; то есть Левенталь был морально подготовлен к поражению. Но Гаррвиц так и не поднялся - в дальнейшем он проиграл несколько партий Колишу и совсем сошёл с шахматной сцены. Андерсен играл с переменным успехом, но отказался играть в чемпионате мира в Париже 1867]

Абзац № 13.> (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Чтобы ответить на вопросы, чем собственно, был Стейниц и почему он заслужил играть в наших шахматах ведущую роль, необходимо, как ни странно, ближе рассмотреть вопрос шахматного профессионализма. [RR Ну и как понимать словосочетание "в наших шахматах" и всю фразу в общем контексте? Один из редакторов просто не смог понять глубинный смысл того фрагмента статьи (который был ему дан на правку), а потому и не решился вставлять конкретное - арийских или еврейских.]

Абзац № 14. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Дело в том, что в любом жанре искусства - а шахматы, невзирая на то, что в их основе лежит борьба, являются творческим искусством - существует два вида профессионалов. Прежде всего это те, кто приносит своему делу в жертву всё остальное, что дарует человеку жизнь, лишь бы иметь возможность посвятить себя предмету своей страсти. Таких "жертв искусства" невозможно осуждать за то, что они зарабатывают свой хлеб насущный тем, что является смыслом их жизни. Ибо они в избытке дарят людям эстетическое и духовное наслаждение. [RR Величайшие слова и благородные мысли! А по Ботвиннику это АХИНЕЯ.]

Абзац № 15. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Совсем иначе обстоит дело у другого, можно смело сказать, - "восточно-еврейского" типа шахматного профессионала. [RR Следует обратить внимание на обилие новых терминов, сходных по значению: с одной стороны это - арийские шахматы, мировые шахматы, немецко-европейская идея наступательной борьбы, и, наконец, славянско-русская наступательная идея, а с другой стороны - еврейские шахматы, еврейская оборонительная идея, англо-еврейская концепция, англо-еврейская оборонительная идея, восточно-еврейский тип шахматного профессионала, антиарийская шахматная концепция, шахматы типа "безопасность прежде всего", еврейский принцип "безопасность прежде всего", еврейская оборонительная концепция, еврейский шахматный натиск и, наконец, шахматное еврейство, и явно заблудившееся - наши шахматы. Это ещё раз доказывает справедливость нашего вывода, что редакторов было несколько. Неудачно противопоставлено - англо-еврейская к немецко-европейской - Англию общепринято считать находящейся в Европе; а немецко-европейская дает необоснованный намёк на существование ещё одной Германии на другом континенте. Контраст заметен и в терминах "англо-еврейский" и "восточно-еврейский", хотя по смыслу должен быть какой-то один термин. Понятно, что редакторы, руководствуясь одной директивой вставлять где попало слово "еврей" (jude), каждый делал это в соответствии со своим стилем.]

Абзац № 16. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Стейниц, по происхождению пражский еврей, был первым из этого сорта и быстро, слишком быстро, создал свою школу. [[...]] [RR Скорее всего Алехин мог написать: "Стейниц быстро, слишком быстро, создал свою школу", но в таком случае прийдется признать, что Алехин написал по меньшей мере абзац о сути самой школы, и мы вынуждены констатировать, что редакторы выбросили этот текст]

Абзац № 17 а. Способны ли евреи как раса к шахматам? Имея тридцатилетний опыт, я бы ответил на этот вопрос так: да, евреи чрезвычайно способны к использованию шахмат, шахматной мысли и вытекающих из этого практических возможностей. Но подлинного еврейского шахматного художника до сих пор не было. [RR Когда Алехин публиковался самостоятельно, то есть без редактузы, то запросто называл Рубинштейна именно - подлинным художником.]

Абзац № 17 б. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). В противоположность этому я хотел бы, упомянув только тех, кто был на самой вершине, перечислить следующих творческих представителей арийских шахмат: Филидор, Лабурдонне, Андерсен, Морфи, Чигорин, Пильсбери, Маршалл, Капабланка, Боголюбов, Эйве, Элисказес, Керес. "Еврейский урожай" за тот же исторический период весьма скуден. Кроме Стейница и Ласкера заслуживают некоторого внимания деятельность следующей группы (в исторической последовательности): 1) В период декаданса, в период царствования Ласкера (1900 -1921) - отметим три имени, а именно Яновский, Шлехтер и Рубинштейн. [RR Очень изуродованный фрагмент. Если кого и считали нацисты арийцами, то только двух из двенадцати упомянутых, а именно - Андерсена и Элисказеса. Стало быть - не было слова "арийских", как и не было слова "еврейский". Если же вместо слов "арийские шахматы" и "еврейские" поставить соответственно "инициативные" и "выжидательные", то всё встаёт на свои места: дюжина представителей творческих, инициативных шахмат и пятерка "выжиданцев". И не уместно обвинение Карпова, Рошаля и Хенкина в адрес Алехина "в ошибочном определении национальности К.Шлехтера". Любопытный момент: в переводе "64" за 1998 Шлехтер уже не назван евреем! Очевидно, что А.Рошаль, будучи Главным редактором обоих переводов, взял на себя этот грех. Более того: Алехин наверняка назвал не двенадцать подлинных художников шахмат, а большее число, среди которых были и русский А.Д.Петров и еврей Шимон Винавер.]

Абзац № 18. "Блестящие" партии против слабых соперников. Постоянно живший в Париже польский еврей Яновский был, пожалуй, типичнейшим представителем этой группы. Ему удалось найти во французской столице мецената в лице другого еврея, голландского "художника" Лео Нардуса. [RR Но так и не ясно кем был Нардус - евреем или голландцем.]

Абзац № 19. Тот в течение 25 лет не выпускал Яновского из рук. Кто-то в США показал этому Нардусу несколько партий Морфи, связанных с жертвами. После этого Нардус начал молиться только на Морфи и требовал от своего подопечного Яновского только так называемых "красивых партий". Что ж, Яновский поневоле создавал "блестящие партии", но, как вскоре выяснилось, только против более слабых соперников. В игре с подлинными мастерами его стиль был таким же деловым, сухим и материалистичным, как и у 99 процентов его собратьев по расе. [RR Следует читать - как и у Ласкера, что естественно согласуется со следующим предложением.]

Абзац № 20. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Серьезным соперником он для Ласкера никогда не был, и тот побеждал его с лёгкостью. В этой связи уместно указать на одну из особенностей "таланта" Ласкера, а именно — избегать опаснейших соперников и встречаться с ними только тогда, когда они вследствие возраста, болезни или потери формы становились для него неопасными. [RR Здесь за Ласкера заступаются Линдеры "Ведь с таким же основанием (и во многом столь же несправедливо) можно было упрекать Алехина, что он избегал играть матч-реванш с Капабланкой, что он дважды играл с Боголюбовым, который в тот момент уже не был сильнейшим претендентом, и сила его, судя по турнирным результатам, "ослабла". Линдеры, как всегда, передёргивают. Во-первых, Боголюбов дважды занимал первые места в супертурнирах Москва-1925 и Бад-Кисинген-1928 и оба раза выше именно Капабланки и тем самым его права на матч в 1929 году были значительно выше, чем у Капабланки. И к обоим матчам Боголюбову удавалось собирать призовой фонд, в полном соответствии с действующими тогда правилами, которые выработал Капабланка. В то же самое время Капабланка необоснованно требовал от Алехина изменений тех самых правил игры на первенство мира, которые сам Капабланка и установил; кроме того он якобы не мог никак собрать призовой фонд (ему бы, конечно, всегда бы дали нужные деньги, но судя по всему он сам боялся встречи с Алехиным в матч-реванше, ведь второго разгрома он явно не хотел). Кстати, Капабланка мог, если бы действительно хотел матч-реванша, возобновить переговоры в период 1929 — 1934, но он этого не сделал. Алехин не выбирал противников и обвинения Линдеров в адрес Алехина абсолютно несправедливы; тогда как обвинения Алехина в адрес Ласкера безупречны. Впрочем, как убедится внимательный читатель, у Линдеров вообще нет справедливых утверждений.]

Абзац № 21. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Примеров подобной тактики предостаточно; например, уклонение от матчей с Пильсбери, Мароци и Таррашем, принятие вызова последнего только в 1908, когда о победе Тарраша уже не могло быть и речи. Отметим и короткий матч со Шлехтером в 1910 году; ничейный результат этого соревнования был задуман как приманка для более длительного и соответственно оплаченного матча на первенство мира. Вопрос о Шлехтере поэтому заслуживает особого внимания, поскольку в галерее еврейских шахматных мастеров этот человек стоит в значительной степени особняком. Шахматист без воли к победе, лишённый честолюбия, всегда готовый принять предложенную ничью, он получил от Ласкера прозвище "шахматиста без стиля". Наилучшей иллюстрацией отрицательного влияния чемпиона мира Ласкера является именно то обстоятельство, что эта лишённая темперамента и стиля "шахматная машина" в период с 1900 по 1910 год добилась наибольшего числа побед в турнирах. [RR И опять верная оценка: у Шлехтера довольно много было ничейных партий, закончившихся в районе дебюта. Впрочем и на исходе ХХ века, можно набрать тысячи партий, где партнёры подписали мир в районе 10 или даже 1 хода!]

Абзац № 22-а. Воспитанный в ненависти к гоям. Третьим еврейским конкурентом Ласкера был мастер из Лодзи Акиба Рубинштейн. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так: Третьим иудеем и сопровождается примечанием Ирины Сангуэса: "нигде в Талмуде не проповедуется ненависть к кому бы то ни было". Очевидно, что Ирина Сангуэса не знакома с Талмудом. "Лучшего из гоев - убей!" - требует Талмуд (Мельхита). - Альманах "Дорогами тысячелетий" ("Молодая гвардия", М. 1991).

Будучи воспитан в строго ортодоксальном духе с талмудической ненавистью к гоям, он уже с начала своей карьеры был одержим тем, чтобы истолковать свою склонность к шахматам как своего рода "миссию". (В варианте за 1998 год "64" даётся так — Уже в начале своей карьеры он был одержим мыслью реализовать свой талант в шахматах, полагая, что в этом заключается его особая миссия. )

Абзац № 22-б. Вследствие этого он, будучи молодым человеком, принялся изучать шахматную теорию с такой же страстью, с какой он мальчиком впитывал в себя Талмуд. А происходило это в такой период шахматного декаданса, когда на мировой шахматной арене царствовала так называемая венская школа (видевшая секрет успеха не в победе, а в том, чтобы не проигрывать), которую основал еврей Макс Вейс и которая пропагандировалась еврейским трио: Шлехтер - Кауфман - Фендрих.

(В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так — Поэтому в юности Акиба Рубирштейн обучается игре в шахматы с неменьшим рвением, чем изучая Талмуд в детстве. Это было время упадка шахмат, когда так называемая венская школа, открывшая секрет достижения успеха не в стремлении к победе, а в избежании разгрома, школа, основанная евреем Максом Вейсом и позднее пропагандируемая трио Шлехтер - Кауфман - Форгач, доминировала на мировой сцене.)

Абзац № 23. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Неудивительно, что Рубинштейн, который в этот период всё же имел лучшую дебютную подготовку, чем его турнирные соперники, сразу же после своего появления на международной турнирной сцене начал праздновать впечатляющие победы. Самым значительным его успехом, пожалуй, был дележ 1-го места с Ласкером в Санкт-Петербурге в 1909 году, в памятном турнире, на котором я в 16 лет присутствовал в качестве зрителя. С этой вершины и последовало сначала едва заметное, а затем становившееся более явным падение Рубинштейна. Хоть он и изучал неустанно теорию, хоть он и достигал благодаря этому частичных успехов, тем не менее ощущалось, что эта учёба всё-таки превосходит возможности его хоть и способного к шахматам, но в остальном весьма посредственного мозга. [[...]] [RR Здесь отсутствуют несколько абзацев текста, в которых говорится о четырёх годах мытарств Алехина в, захваченной большевиками, России. Уж если б Алехин и мог что-либо написать против евреев, то только в этом фрагменте - для чего достаточно было всего лишь перечислять фамилии, ибо тогда на всех значимых постах находились евреи. Но еврей еврею - рознь. Советских евреев нельзя ругать именно в прямой связи с пактом Молотова - Риббентропа, в реальность существования которого не верит редакция "64" во главе с Карповым. Нынче пакт Молотова - Риббентропа повсеместно признан как исторический факт.]

Абзац № 24. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Вот так и получилось, что я, попав после четырехлетнего советского опыта. (следует читать плена, ибо все русские в своей стране фактически находились в плену) в Берлин, встретил там Рубинштейна, ставшего гроссмейстером только наполовину и человеком только на четверть. [RR Стилистика сионистов, коммунистов и фашистов.]

Абзац № 25-а. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Примером может служить следующий анекдот: в конце того же 1921 года благодаря усилиям Боголюбова в Триберге был организован небольшой турнир, в котором участвовал и Рубинштейн. Как это принято, по окончании каждой партии она анализировалась её участниками. Однажды при таком анализе (я был директором турнира) [RR Алехин был не директором, а участником этого турнира.] я обратился к Рубинштейну с вопросом: "Почему вы в дебюте избрали этот ход? Он ведь наверняка не столь хорош, как тот, с помощью которого мне несколько месяцев тому назад удалось победить Боголюбова и который мы с вами совместно проанализировали".

Абзац № 25-б. Он не хотел поддаваться влиянию соперника. [RR Явная вставка, буквально раздирающая последовательность изложения.]

Абзац № 26. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). "Да - ответил Рубинштейн, - но ведь это чужой ход!". Короче говоря, в этот период только его шахматы что-либо значили для него. В последние 10 лет его деятельности (1920 - 1930 гг) он, хоть и сыграл несколько хороших партий, хоть и добился кое-каких успехов, тем не менее всё сильнее страдал манией преследования. В последние 2-3 года своей шахматной карьеры он, сделав ход, сразу же буквально убегал от шахматной доски, сидел где-нибудь в углу турнирного зала и возвращался к доске лишь после того, как его соперник делал ответный ход. Своё поведение он сам объяснял так: "Чтобы не поддаваться влиянию соперника". В настоящее время Рубинштейн находится в Бельгии, но для шахмат он мертвец навсегда.

Абзац № 27-а. Рижский еврей Аарон Нимцович относится скорее к эпохе Капабланки, нежели к эпохе Ласкера. На его инстинктивную антиарийскую шахматную концепцию странным образом — подсознательно и вопреки его воле -- влияла славянско-русская наступательная идея (Чигорин!). Я говорю подсознательно, ибо трудно даже представить себе, как он ненавидел нас, русских, нас, славян! (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так - Еврей из Риги Нимцович (Важный момент: Рубинштейн - иудей, а Нимцович - еврей. Рубинштейн - имеет имя, а Нимцович - нет.) в меньшей степени принадлежал эпохе Ласкера, он был ближе к Капабланке. Нимцович инстинктивно поддерживал концепцию антиарийских шахмат, но проявлял это довольно странно: вопреки собственной воле. Сам того не сознавая, он был заворожён идеей славяно-русской атаки (Чигорин). Я говорю "бессознательно", потому что он ненавидел нас, русских, и славян вообще.

Абзац № 27-б. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Никогда не забуду краткого разговора, который был у нас с Нимцовичем в конце турнира в Нью-Йорке в 1927 году. На этом турнире я его опередил, а югославский гроссмейстер проф. Видмар уже неоднократно побеждал его в личных встречах. Из-за этого он страшно злился, однако не посмел оскорблять нас непосредственно. Вместо этого он однажды вечером завёл разговор на советскую тему, глядя в мою сторону, сказал: "Кто произносит слово СЛАВЯНИН, тот произносит слово РАБ". Я ответил ему на это такой репликой: "Кто произносит слово ЕВРЕЙ, тому к этому, пожалуй, нечего и добавить". [RR Весь абзац базируется на каламбуре, не относящийся к Нимцовичу и Алехину. Во-первых, они никогда не разговаривали с 1914 года. Во-вторых, вместо того, чтобы выдумывать про Нимцовича небылицу, гораздо проще было привести реальный факт, например, Нимцович после поражения в партии мог вскочить на стол и заорать: "Как я мог проиграть этому идиоту" - этот факт знали абсолютно все шахматисты, но не был известен нацистским редакторам. Значит Абзац № 27-б написан не шахматистом Т.Гербецем, а другим редактором Z.Z. А вот как высказывается о Нимцовиче его современник.

Дуз-Хотимирский В продолжении всей партии (на турнире Карлсбад-1907), и особенно после того как Нимцович убедился в своём проигрыше, он вёл себя крайне некультурно и допускал разные выходки, чтобы вывести меня из душевного равновесия. Арсенал средств Нимцовича был примитивен и незатейлив: он демонстративно с точностью фотографии копировал мои позы и все мои движения, искусно изображая зеркало; в то время как я обдумывал очередной ход, он без нужды кряхтел и сопел, дёргал будто невзначай подвешенный на резинке к штативу карандаш, заставляя его описывать вблизи моего лица прихотливую дугу; он переворачивал стул и садился ко мне спиною, тяжело вздыхая и делая вид, что засыпает. Всего и не вспомнишь!

Дуз-Хотимирский Во Всероссийском турнире мастеров (Санкт-Петербург-1913), дававшем победителю право участия в международном турнире (Санкт-Петербург-1914), победителями оказались Алехин и Нимцович, набравшие по 13 очков. Затем был проведён решающий матч между ними из двух партий. Первую партию Алехин выиграл. Вторую партию Нимцович провёл в необычной обстановке. Он поставил ультимативное условие играть против Алехина, пользуясь лишь карманными шахматами, мотивируя своё требование нежеланием глядеть на антипатичную физиономию, которой будто бы обладал Алехин. Его требование удовлетворили. Алехин сидел за доскою против незримого противника, а Нимцович порхал по залу среди публики с карманными шахматами в руках, рассыпая прибаутки и передавая свои очередные ходы через секунданта. Психическая атака Нимцовича достигла цели: вторую партию Нимцович выиграл, уравняв счёт матча. — Дуз-Хотимирский "Избранные партии" (ФиС, М., 1953)

Следует обратить внимание на следующие моменты {Нимцович поставил ультимативное условие} {Его требование удовлетворили} {он с карманными шахматами в руках} {передавая свои очередные ходы через секунданта} Если статья "Арийские и еврейские шахматы" имеет спорное происхождение, то тем настойчивее и внимательнее мы должны обращаться к неоспоримым, к неопровержимым фактам биографии Алехина. Дебютное построение 1.d4 Кf6 2.c4 e6 3.Кc3 Cb4 нынче прочно связано с именем Арона Нимцовича. Вам интересно как это произошло? У Нимцовича был тяжёлый характер: он регулярно скандалил с З.Таррашем, сознательно коверкал фамилию Алехина... Но Алехин зла не помнил. Так, в частности, когда он работал над турнирным сборником "Цюрих-1934", пришло сообщение о смерти Нимцовича. И что Алехин? Он воздвиг Нимцовичу памятник исключительный по благородству, назвав один из вариантов индийской защиты именем Нимцовича. Этот порядок ходов был известен ещё с турнира Лондон-1883, где он был разыгран в партии Энглиш - Блекберн; а в ХХ веке этот вариант часто употреблял сам Алехин (задолго до Нимцовича) и своими партиями, анализами, разработками (как за белых, так и за чёрных) привлёк к этому дебюту внимание других ведущих шахматистов, в том числе и Нимцовича. Сам Нимцович, хотя и любил присваивать чужие идеи (например, построение 1.e4 e6 2.d4 d5 3.e5 известно по манускриптам Джоакино Греко ~1621, а Нимцович считал своей духовной собственностью), но этот дебют (1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кс3 Сb4) никогда не рассматривал как свою духовную собственность. В книге А.Алехина "Цюрих-1934" один и тот же дебют (1.d4 Кf6 2.с4 е6 3.Кс3 Сb4) в некоторых партиях сохранил прежнее название, а в других - уже несёт новое имя. И был велик авторитет Алехина, и были популярны его книги, так и пошло "защита Нимцовича". — В.Д.Чащихин альманах "Ревизия шахмат" "Русские Диоскуры" (М., 1998).]

Абзац № 28. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Нимцович приобрёл в определённых кругах репутацию "глубокого теоретика", главным образом благодаря опубликованию двух своих книг, которым он дал заглавие: "Моя система" и "Моя система на практике". По моему глубокому убеждению, вся эта "система" Нимцовича (помимо того, что она отнюдь не оригинальна) покоится на неверных предпосылках. Ибо Нимцович делает не только такую ошибку, как попытка достичь синтетического конца при аналитическом начале, а идёт ещё дальше в своём заблуждении, основывая свои анализы исключительно на личном опыте и выдавая шахматному миру результаты этих анализов за синтетическую правду в последней инстанции. Пожалуй, кое-что правдивое, кое-что правильное в учении Нимцовича всё же есть. Но авторство этого правильного принадлежит не ему, а другим, как старинным, так и современным мастерам. Поэтому здесь происходил сознательный или подсознательный плагиат. Правильной была, во-первых, идея борьбы за центр. Но это понятие ввёл Морфи, а проиллюстрировали его не только блестящие достижения Чигорина, но и победы Пильсбери и Харузека. Правильными далее были, во-вторых, и в-третьих, такие прописные истины, как целесообразность захвата седьмой горизонтали, а также то, что использование двух слабостей соперника лучше, чем использование только одной... И вот с помощью таких банальностей Нимцовичу удалось создать себе в Англии и в Нью-Йорке (но не в Америке, ибо еврейский город Нью-Йорк и Америка, слава Богу {RR В версии Карпова слово Бог со строчной буквы}, не идентичны) имя шахматного литератора.

Абзац № 29. Вот такими были те немногие истины, содержавшиеся в его книгах. Наряду с этими истинами там было, однако, и много ложного, и это ложное явилось результатом его шахматной концепции. Ибо всё, что у него было хоть сколько-нибудь оригинальным, несло в себе отрицающий всё творческое трупный смрад. Примеры: 1) его идея "лавирования" есть не что иное, как разновидность уже известного выжидания ошибки соперника по Стейницу и Ласкеру; 2) идея "избыточной защиты" (преждевременной защиты предположительно слабых пунктов), опять-таки чисто еврейская, препятствующая духу борьбы. Иначе говоря, страх перед борьбой! Сомнение в собственных умственных силах — впрямь печальная картина интеллектуального падения! С этим скудным литературно-шахматным наследием Нимцович и сошёл в могилу, покинув немногих последователей и ещё меньшее число друзей (не считая его собратьев по расе). (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так - Определённо, в учении Нимцовича присутствовал некий изъян, но это шло не от него самого, а от старых и современных мастеров, чьим сознательным или бессознательным подражателем был Нимцович. Он унёс с собой в могилу своё нищенское литературное наследство, не оставив после себя ни учеников, ни друзей - за исключением товарищей по расе.) [Ирина Сангуэса "Это грубейшая ошибка. Сегодня нет ни одного игрока, который сознательно или бессознательно не использовал бы в значительной степени учение Нимцовича. Среди них датчанин Ларсен и русский Смыслов - лучшее тому доказательство."

Чащихин Грубейшей ошибкой является именно это высказывание Ирины Сангуэса, ибо Ларсен и Смыслов высказывались на этот счёт принципиально иначе.

Б.Ларсен Я считаю, что истинный вклад Нимцовича не так велик, как считает большинство, поскольку многое из его теории встречалось уже у Стейница.

Чащихин Мало кто знает, что книги Нимцовича написаны под сильным влиянием идей А.Д.Петрова и его книги "Шахматная игра...", изданной в 1824 году. Вот примеры — "Надобно стараться усиливать ту часть пешек, которая сильнее" (Петров) и "Правило об избыточной защите относится только к сильным пунктам"(Нимцович); "Когда несколько пешек составляют цепь по линии диагональной, должно сберегать ту, которая в головах" (Петров) - это правило особенно подробно объясняется Нимцовичем. Петров обстоятельно обосновывает продвижение е4-е5 после ходов 1.e4 e6 d4 d5, а Нимцович считает это "своей духовной собственностью". Совет Петрова "Конь, поставленный в игре неприятельской и подкреплённый пешками, может много способствовать выигрышу, а особливо, когда пешки неприятельские не могут сбить его с места" был реализован Нимцовичем в понятии "форпост". Разумеется, Нимцович грабит не только одного Петрова. Вариант 1.e4 c5 2.Kf3 Kc6 3.Cb5 известен ещё с турнира Лондон-1851, а Нимцович считает его своим изобретением.

Т.Петросян "В упоении от возможности донести до сознания читателя-шахматиста "свой" свод шахматных канонов Нимцович порой грешит, принимая желаемое за действительность"

Итак, у Нимцовича нет своего учения, а потому высказывания Ирины Сангуэса не компетентны.

В.Смыслов Книга А.Алехина "Мои лучшие партии" была самым первым призом за победу в шахматном соревновании... Прекрасная книга Алехина вошла в небольшую, но с хорошим знанием дела подобранную шахматную библиотеку отца и вместе с другими книгами способствовала развитию моих шахматных взглядов и склонностей" - "Летопись шахматного творчества".

А.Харитонов В практике Смыслова есть немало ярких примеров использования идей Алехина.

А.Нимцович "Ограничение подвижности", а особенно "избыточная защита" являются, можно так сказать авангардом гипермодернизма", ибо эти мои построения (а что, впрочем, не "мое" в моей системе?) ждут ведь ещё признания, стало быть, ещё и не санкционированы". "Моя система на практике" (М. ФиС 1979, Перевод И.Л.Майзелиса)

Чащихин Приёмы "ограничение подвижности" и "избыточная защита" не были в диковинку даже во времена Калабрийца. (1.e4 е5 2.Kf3 Kc6 3.Cc4 Cc5 4.c3 Kf6 5.d4 ed 6.cd Cb6 7.e5 Kg8 8.d5 Kce7 9.d6 Органичение подвижности в чистом виде и задолго до Нимцовича. 9...Kc6 10.Фd5 Kh6 11.Ch6 Лf8 12.Cg7 Кb4 13.Фе4 Лg8 14.Cf6 1 - 0. Дж. Греко - NNN Европа, ~1624.)

Можно и увеличить число упреков в адрес Нимцовича. В шахматной литературе прочно обосновался термин, без которого невозможно обойтись - ИНИЦИАТИВА, но в книгах Нимцовича этот термин отсутствует ! - этот очень крупный упрек в адрес Нимцовича Алехин не приводит, а значит у Алехина не было нужды в этой критике. Алехин, конечно же мог критиковать Нимцовича, но эта критика была бы деликатной. Похоже, что этот фрагмент писал Т.Гербец.]

Абзац № 30. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Житель Прессбурга Рихард Рети имеет перед шахматами те несомненные заслуги, что он довёл идею Нимцовича об избыточной защите до абсурда. Дело в том, что он перенёс теорию контроля над слабыми пунктами даже в дебют, независимо от того, как соперник будет развивать свои силы. Ему казалось, будто это достигается фианкеттированием обоих слонов. Рихард Тейхман, немецкий гроссмейстер с необычайно тонким чувством шахмат, назвал это двойное фианкетто "игрой в два отверстия". Все яснее становится единство разрушительной, чисто еврейской шахматной мысли (Стейниц - Ласкер - Рубинштейн - Нимцович - Рети), которая в течение полувека мешала логическому развитию нашего шахматного искусства. Арийская атакующая идея. [RR В "Паризер цайтунг" запарка была чрезвычайная: все заголовки и подзаголовки развешивались не к месту и за этим уже не кому было следить; и уж, разумеется, они не принадлежали перу Алехина. Даже забавно наблюдать, как вклинилась "арийская идея" в середину очерка о Рети.]

Абзац № 31. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Подобно "Системе" Нимцовича, труд Рети "Новые идеи в шахматной игре" тоже был встречен большинством англо-еврейских псевдоинтеллектуалов весьма благосклонно. Особенно сильное впечатление на этих людей произвёл придуманный Рети абсурдный лозунг: "Нас молодых (ему тогда уже было 34 года!) интересуют не правила, а исключения!". Если эта фраза вообще имеет какой-нибудь смысл, то расшифровывается она следующим образом: "Нам (собственно говоря, мне) слишком хорошо знакомы правила, действующие в шахматах. Их дальнейшим изучением пусть занимается посредственное шахматное стадо. Я же, великий мастер, посвящу себя исключительно тонким, филигранным работам и покажу очарованному миру блестящие исключения с моими собственными, всё проясняющими комментариями". Шахматный мир, отравленный невежественными (в фашистской редакции последнее слово заменено - еврейскими) журналистами с готовностью проглотили этот дешевый блеф, эту бесстыжую саморекламу. Громким эхом прокатился радостный крик евреев и юдофилов: "Да здравствует Рети, даздравствуют суперсовременные, неоромантические шахматы!" Игра в два отверстия умерла раньше Рети. [RR Но двойное фианкетто было известно и применялось на практике задолго до пресловутого гипермодернизма - ещё в начале ХVII века, то есть в эпоху Джоакино Греко.]

Абзац № 32. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Рети умер рано, будучи сорокалетним. Но его идея "игры в два отверстия" умерла ещё раньше тихой бесславной смертью. Нынешние представители выжидательной шахматной мудрости не последовали за Рети и предпочли подражать более старым примерам (Стейниц, Рубинштейн). Так, пражанин Соломон Флор в шахматном отношении является продуктом частью боязливой оборонительной идеи Стейница, частью святой веры во всесилие изучения дебютов и эндшпилей, что было свойственно Рубинштейну. Разница тут только в том, что в отличие от Рубинштейна Флор физически и психически здоров и поэтому, вероятно, ещё продержится некоторое время на шахматном Олимпе. Ройбн Файн, житель Нью-Йорка, восточно-еврейского происхождения, бесспорно разумнее Флора. За счет еврейской общины Файн воспитывался в коммунистической школе и поэтому находился если не под шахматным, то уж наверняка под политическим влиянием идей сегодняшней России. [...] [RR Здесь нацисты выбросили несколько абзацев алехинского анализа закономерности агрессивной политики Советского Союза. Теперь-то мы чётко знаем, что в то время (март 1941) в фашисткой прессе столь же рьяно не допускался антисоветизм, как и в советской прессе - критика нацизма. И это в прямой связи с пактом Молотова - Риббентропа.]

Абзац № 33. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Поэтому он и агрессивнее других еврейских мастеров как по характеру, так и по игре в шахматы. Тем не менее его общая шахматная концепция чисто традиционна: никакого риска. Своей цели он стремится достичь сравнительно новым способом: не путём выжидания или обороны, а путем БОЛЕЕ ГЛУБОКОГО ИЗУЧЕНИЯ ДЕБЮТНЫХ ВАРИАНТОВ. Чтобы улучшить свои шансы в практической игре, он, например, взялся за модернизацию старинного английского учебника Гриффитса и Уайта. При этом ему пришлось проработать тысячи и тысячи дебютных вариантов. Превосходя по уровню знаний современной теории прочих участников АВРО - турнира 1938 года, он, ко всеобщему удивлению, добился там частичного успеха, который вряд ли когда-нибудь повторится. (И здесь прогноз Алехина подтвердился. В дальнейшем Файн играл в силу среднего мастера. Затем отказался от борьбы в матч-турнире на первенство мира 1948, не смог одолеть Найдорфа в матче 1949. Он автор более 10 шахматных книг, не оказавших влияния на развитие шахматной мысли). Бедная шахматная Америка. Следует упомянуть ещё двух современных еврейских мастера: Решевского и Ботвинника. Восточно-eврейский вундеркинд (было уже столько вундеркиндов этой расы во всех сферах искусства, почему бы хоть разок не появиться еврейскому шахматному вундеркинду), Самуил Решевский с 5-летнего возраста систематически используется своими тоже еврейскими импресарио. Но в тот период (1919-1922) во всех опьянённых военной победой демократических странах денег хватало на любой аппетит. Не удивительно, что Решевский, которому сейчас где-то около 30 лет, за это время не только американизировался и принял гражданство США, но и приобрёл состояние, доходы с которого могли бы позволить ему заниматься шахматами, давшими ему всё, как чистейшему любителю. [RR Алехин, как профессиональный литератор, затрагивая какую-либо тему, всегда пользовался соответствующей литературой по данной теме. Вот он описывает микроэпизод из турнира Лондон-1851, но ради точности даже в хорошо известной ему шахматной теме он не полагается на свою память, а педантично берёт в руки книгу самого Стаунтона, чтоб не допустить и малейшей неточности даже в микроэпизоде. И, разумеется, если бы он вдруг вздумал писать о ЕВРЕЙСТВЕ, да ещё с далеко идущими обобщениями, то наверняка бы запасся подходящей литературой на сей счёт, а в то время в Западной Европе, в отличие от Советского Союза, литературы по "еврейскому вопросу" было вполне достаточно. Но из текста всей статьи очевидно, что Алехин (точнее - автор, пишущий от имени Алехина) ни как не знаком с этой темой. Так автор (пишущий от имени Алехина) ошибочно полагает, что Решевский американизировался. Но если бы он хотя бы раз в жизни прочитал хоть что-то о еврействе, то знал бы, что евреи не могут ни американизироваться, ни обрусеть... Вот что говорил на сей счёт сам Решевский: "я еврей, а уж только потом американец".]

Абзац № 34. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Ко всеобщему удивлению выяснилось, что взрослый Решевский, приезжая в Европу, ведёт себя как шахматный профессионал наихудшего типа и прибегает при этом к самым нечистоплотным трюкам. [RR Алехин всегда отличался конкретностью мышления и изложения - так он пишет во фрагментах, не тронутых редактурой. Здесь, однако, мы не обнаруживаем конкретных обвинений, фактов и примеров "нечистоплотных трюков". Подобные бездоказательные и не аргументированные обвинения являются основным оружием работников идеологического фронта, то есть коммунистов, сионистов и фашистов].

Если Решевский, как утверждают некоторые, действительно является олицетворением сегодняшней шахматной Америки, то остается только сказать: бедная шахматная Америка!

Абзац № 35. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Советский мастер Ботвинник при развитии своего стиля испытал ещё более сильное влияние молодой русской (следует читать СОВЕТСКОЙ) школы, чем, скажем, его американский собрат по расе Ройбн Файн. Инстинктивно склонный к шахматам типа "БЕЗОПАСНОСТЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО", он постепенно вырос в мастера, который хорошо умеет пользоваться наступательным оружием. Достигнул он этого своеобразным и характерным путём: им двигали не наступательная идея или идея жертвы, а - как это ни парадоксально - стремление с помощью атакующих возможностей обеспечить себе ещё большую безопасность. Только благодаря хорошим знаниям, только благодаря исключительно прилежному изучению, во- первых, новых дебютных путей и, во-вторых, техники атаки и техники комбинационных жертв старых мастеров Ботвиннику удалось усовершенствовать свой первоначальный стиль и придать ему определённую разносторонность. Что он сегодня силён, очень силён, не подлежит никакому сомнению. Иначе он бы не смог - при том высоком уровне развития шахмат в сегодняшней России - выиграть с большим отрывом пять или шесть раз подряд чемпионаты этой страны. С его очевидным превосходством над соперниками может сравниться разве что серия убедительных побед, одержанных дома и за границей чемпионом Германии Эрихом Элисказесом. Тем не менее большинство партий Ботвинника производит впечатление сухих и бездушных. Это вполне объяснимо, ибо ни в одном жанре искусства даже самая совершенная копия не может вызвать таких чувств, как оригинал. Шахматы Ботвинника, что касается атаки, являются именно дешевой копией (в версии Карпова-Ботвинника - отличной копией, что вовсе неуместно) старых мастеров. Всё же по сравнению со всеми перечисленными шахматистами Ботвинника можно считать исключением. [RR Неясно, о каких шахматистах идёт речь, а потому и не понятно в чём состоит исключительность Ботвинника.]

Абзац № 36. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Чрезвычайно поучительным является пример экс-чемпиона мира Капабланки. В своей родной Гаване он считался вундеркиндом (в 12 лет он выиграл чемпионат Кубы). В начале своей карьеры он был страстным мастером атаки с комбинациями, прямо-таки в стиле Морфи. Он стал бы кумиром не только латинского шахматного мира - им он в течение некоторого времени действительно был, - но и всего шахматного мира, если бы его совсем ещё молодым человеком не послали с Кубы учиться в Колумбийском университете в Нью-Йорке. В этой еврейской столице (следует читать - Здесь) Капабланка усвоил профессиональные методы шахматных янки. Подавляя в себе недюженный тактический талант, он уже в 18 лет заставил себя рассматривать шахматы не как самоцель, а как источник приобретения средств к существованию. Еврейский принцип "БЕЗОПАСНОСТЬ ПРЕЖДЕ ВСЕГО" он довёл до крайности. Но прирождённый шахматный талант Капабланки был так велик, что им восхищались именно как "художником защиты". Он был ещё и достаточно умён, и поэтому в своих трудах пытался кое-как оправдать негативный характер оборонительных шахмат с помощью псевдостратегических концепций. Всё же в партиях Капабланки даже в период его чемпионства время от времени проскальзывали огненные блики подлинного духовного озарения — видимо, подсознательная реакция его подавляемого шахматного темперамента. В наши дни это происходит у него всё реже и реже. Так и случилось, что они оба, еврей Ботвинник и латинянин Капабланка, в конце концов попали на несвойственные им пути. Для нашего искусства и для борьбы с оборонительными (следует читать - выжидательными) тенденциями в шахматах шахматное существование их обоих бесспорно полезно, ибо они являются теми исключениями, которые подтверждают правило. Исключение? Да, действительно исключение. Ибо в наших шахматах есть ещё и псевдоисключение, псевдохудожники, которые используют арийскую атакующую идею для удовлетворения своей профессиональной жажды к деньгам. Типичнейшими представителями этого направления, пожалуй, являются уроженец Вены, поселившийся сейчас в Стокгольме еврей Рудольф Шпильман, и живущий сейчас в Лондоне еврей из Лейпцига Жак Мизес. Шпильман бесспорно обладает тактическим талантом. Он уже в начале своей карьеры понял, что за его талант широкая публика лучше всего заплатит в том случае, если ему удастся создать себе ореол "блестящего специалиста в области жертв". И подобно тому как четверть века спустя Файн и Ботвинник изучали дебюты и законы атакующей игры, так и Шпильман занялся гораздо более простой проблемой, а именно внешней техникой игры с жертвами. Надо признать, что ему после долголетней практики удалось достичь в выбранном направлении некоторых успехов. Примерно 3 года тому назад он даже позволил себе (лексика не характерная для Алехина) опубликовать книжонку под названием "Теория жертвы", в которой исследуются всевозможные разновидности шахматных жертв, за исключением той единственной, которая отличает настоящего художника, а именно интуитивной жертвы. Столь же далёк от истинной идеи жертвы шахматный мастер и журналист Мизес, который ранее буквально засыпал тогдашнюю немецкую печать своими "блестящими достижениями" в этой области. Он, например, опубликовал в редактируемом евреем Барухом Вудом Бирмингемском шахматном журнале "Chess" в качестве самого выдаюшегося достижения свой выигрыш у Барделебена (Бармен, 1905).

Абзац № 37. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). До сих пор я много говорил о еврейской оборонительной (следует читать - выжидательной) концепции и лишь немного об арийской атакующей идее (следует читать - инициативной концепции). Уместно осветить последнюю яснее. В качестве введения важно вспомнить о характерном, хотя и совершенно неправильном представлении о шахматах. В 30-х --40-х годах прошлого столетия после метеорного взлета Лабурдонне наступила заметная тишина. Сильнейшим шахматистом мира считался - вероятно, по праву - англичанин Говард Стаунтон. Его игра, которая, к сожалению, оказала некоторое влияние на современников, была столь монотонной, скучной и бедной идеями, что не приходится удивляться тому убийственному приговору, который вынес шахматному искусству гениальный Эдгар По в детективной новелле "Два убийства на рю Морг". В самом начале повествования, кстати, без всякой необходимости, Эдгар По пишет: "Расчёт ни в коем случае нельзя идентифицировать с анализом. Например, шахматист очень хорошо умеет считать, не прибегая к анализу". В этом смысле шахматы в сильной степени переоценили. Я не собираюсь писать монографии об анализе как таковом, но позволю себе (лексика не характерная для Алехина) сделать своего рода предисловие к нижеследующему необычному рассказу. [RR Здесь версия Карпова-Ботвинника упрекает Алехина в незнании перевода этого рассказа Эдгара По на русский язык за 1958 год. Так ведь А.А.Алехин был убит за 12 лет до упомянутого перевода.]

Абзац № 38. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). "Я волен заявить, что высшая человеческая способность, способность к умственной работе, в большей степени развивается при помощи скромных шашек нежели с искусственно усложнёнными шахматами. В последней игре разнообразие и особенности ходов различных фигур выдают за признак её глубины, упуская из виду тот факт, что в шахматах очень большая роль принадлежит степени внимательности соперника. Достаточно вниманию на мгновение ослабиться, как совершается ошибка, подчас роковая ошибка. В девяти случаях из десяти шахматную партию выигрывает не более сильный игрок, а более внимательный. В шашки, где ходы фигур совсем просты, просмотры происходят намного реже. ... неоднократно уже обращали внимание на то, что государственные мужи, известные своим незаурядным умом, отдавали игре в вист предпочтение перед шахматами. И в действительности нет никакой другой игры, которая в такой же степени стимулировала аналитические возможности мозга, чем вист. Самый лучший шахматист среди всего христианства всегда будет лишь самым лучшим шахматистом. В то время преимущество в висте является предпосылкой преимущества во всех тех сферах, где ум должен сражаться с умом."

Абзац № 39. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). РЕШАЮЩЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ МАТОВАЯ ИДЕЯ! Довольно! Эти цитаты убедительно доказывают, что гениальный сочинитель "Ворона", блестящий автор "Эврики" и "Диалога между Моносом и Уной" в данном случае либо сам грубо ошибся, либо по неизвестным причинам сознательно вводит в заблуждение своего читателя. Шахматы нельзя сравнивать ни с одной игрой за столом, а именно по одной принципиальной причине, которая накладывает на шахматы отпечаток искусства. Другие игры при этом не унижаются, но ставятся на свои места. Принципиальная разница между шахматами и любыми другими играми, целью которых является завоевание пространства, материала и т.д., состоит в том, что шахматам присуще нечто совсем особенное, а именно - матовая идея. В начале шахматного поединка соперники тоже стараются выиграть друг у друга пространство и материал. Но как только появляется матовая идея, то есть мысль о том, как окружить главную вражескую фигуру, то для осуществления этой идеи оправданы любые жертвы времени, пространства или материала. Поэтому шахматы полезны, поэтому они так привлекательны, потому что - подчас подсознательно - напоминают нам о человеческом стремлении к идеалу, о радости самопожертвования ради идеи. И поэтому шахматы вызывают эстетические чувства, поэтому и торжествует в них чувство красоты, что внутренний дух шахмат соответствует присущему нам стремлению к самопожертвованию. Про какую другую игру можно хотя бы приблизительно сказать то же самое? [[RR Этот Абзац № 39 бесспорно написан Алехиным. А по Ботвиннику это - АХИНЕЯ. Пожалуй, следует признать, что Ботвинник никогда не любил шахматы. Он хотя и достиг с помощью авторитарного режима лидерства в шахматах, но всё-таки не поднялся над посредственностью]]

Нет, никакой Эдгар По при всей его гениальности не может хоть как-нибудь обосновать - не говоря уже доказать - равное право всех названных им игр на существование! Ещё слабее у Эдгара По сравнение с вистом. Это сравнение неудачно именно потому, что при названной карточной игре человеческий мозг вынужден работать совсем иначе, чем в шахматах. Шахматы это боевая игра данного момента и будущего — как только ход свершился, можно и не думать о том, что было на доске раньше. В то же время в бридже (чтобы ограничиться этой самой современной карточной игрой) для того, чтобы слыть хорошим игроком, надо помнить не только состав каждой взятки, но и все карты, вышедшие из игры. А что касается мнимого "анализа", то из-за очень большого числа возможных сочетаний в бридже он действительно не возможен. Поэтому нападки, которыми американский писатель подвергнул шахматы, прошли мимо цели. Всё же он заслуживает того, чтобы быть упомянутым как знамение времени.

Абзац № 40. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). ЕВРЕЙСКИЕ (следует читать ВЫЖИДАТЕЛЬНЫЕ) ШАХМАТЫ ПОВЕРЖЕНЫ. Развитие арийской шахматной идеи неразрывно связано с великими именами и человеческими судьбами её носителей. Я хотел бы назвать здесь - помимо примитивных в высоком смысле слова художников Филидора и Лабурдонне - имена десяти мастеров, которые за последние 100 лет имеют большие заслуги перед арийской шахматной идеей (следует читать инициативными шахматами): Пол Морфи, Адольф Андерсен, [...] (здесь редакторы выбросили имя Шимона Винавера, именно в духе антиеврейской редактуры. Винавер — важнейшее связующее звено между А.Д.Петровым и М.И.Чигориным. Винавер хотя и еврей, хотя и не был чемпионом мира, но его вклад в настоящие инициативные шахматы во много раз выше, чем потуги Стейница, Ласкера и Ботвинника вместе взятых.) Михаил Чигорин, Гарри Нельсон Пильсбери, Френк Маршалл, Х.-Р.Капабланка, Ефим Боголюбов, Макс Эйве, Пауль Керес и Эрих Элисказес. Впрочем, можно бы было добавить ещё несколько имен, например, Мароци, Харузек, Видмар. Это завело бы нас слишком далеко, поэтому для нашей темы достаточно десяти вышеупомянутых имён.

Абзац № 41. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). "Анна Каренина" Льва Толстого начинается такими словами: "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему". Как это ни странно, но эта фраза применима к спортивной и творческой судьбе десяти избранных шахматистов, о которых здесь пойдет речь. Четверо из них, принадлежащие к старшему поколению, действительно пережили очень большие трудности, остальным шести судьба отпустила нормальную жизнь. Драматически сложившиеся судьбы четырёх пионеров арийской шахматной идеи (следует читать инициативных шахмат) можно охарактеризовать следующим образом: Морфи - человек, который слишком рано родился. Да, слишком рано - не для шахматного мира, который восхищался его гением, а для самого себя и как художник и как человек. Ибо ранний отказ Морфи от шахмат следует приписать бесспорно невыносимой для него мысли о том, что он, хоть и не профессиональный игрок, рассматривается своими современниками именно как профессионал и только таким его ценят и чествуют. И постоянное затуманивание его мозга в сильной степени объясняется его ощущением неудачно сложившейся, посвященной "игре" жизни. Морфи, конечно же, сыграл великолепные партии и ввёл некоторые новые принципы, например, принцип борьбы за центр. Но его теоретическое наследие всё же невелико. Как знать, до какого совершенства он довёл бы свою игру, если бы "не стыдился" её. Как иначе всё было бы, если бы он жил в наши дни, в которые даже международная шахматная федерация оказалась вынужденной санкционировать шахматный профессионализм. Можно отметить, что консульский чиновник Капабланка никогда в жизни не отказывался извлекать материальную выгоду из своего шахматного таланта. Морфи и в самом деле появился на свет на 50 лет раньше.

Абзац № 42. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). АНДЕРСЕН - ЖЕРТВА ЖЕРТВЫ Если трагедия гениального американца была творческой и человеческой трагедией, то в основе пережитого Андерсеном кризиса, помешавшего ему в качестве первого немецкого чемпиона мира на долгие годы завладеть международной шахматной сценой, лежали скорее спортивные причины, После того как Андерсен в 1851 году в Лондоне опередил всех своих соперников, он встретил в лице Морфи (тот сам потом стал жертвой комплекса неполноценности) человека, который сыграл роковую роль в судьбе Андерсена. Счет матча — +7 - 2 в пользу американца — произвёл на Андерсена, как следует из его писем того времени, совершенно потрясающее впечатление. Он даже зашёл так далеко, что объявил 2 свои победы случайностью, а своего соперника непобедимым. Как показал объективный анализ партий матча, это утверждение Андерсена не соответствовало истине. Морфи, пожалуй, действительно был сильнее, но в Париже, где игрался матч, Андерсен был явно не в форме и почти не оказывал сопротивления. Никогда раньше и никогда позже он не был так беспомощен. [RR Этот Абзац № 42 - вставка Гербеца. Андерсен играл в Париже хорошо, но Морфи играл всё-таки лучше. Подробнее можно прочесть о творческих итогах матча Морфи — Андерсен в альманахе "Ревизия шахмат" выпуск седьмой "Бессмертие" (М., 1999). Вообще фрагмент № 42 является пересказом глупых утверждений Бертольда Зуле, мастера той поры (1858-1859), известного уверенной игрой вслепую. Тогда же его и поддели, что он "играет не глядя и говорит не думая". А фрагменты № 43 - № 45 написаны Т.Гербецем уже в ажиотаже.]

Абзац № 43. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Одно можно утверждать с определённостью: после того как Морфи покинул шахматную сцену, Андерсен бесспорно был сильнейшим шахматистом мира. И все же случилось невероятное: в 1866 году Андерсен проиграл в Лондоне (обратите внимание на рыцарство Андерсена, который всегда был готов играть за пределами своей родины, т.е. в условиях, более благоприятных для соперника), правда, с разницей всего лишь в 2 очка, намного более молодому Стейницу, которого вся еврейская и англосаксонская община торжественно объявила бесспорным чемпионом мира.

Абзац № 44. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Андерсен не переживал это своё случайное поражение, его шахматное честолюбие после поражения от Морфи угасло. Он ещё прожил некоторое время, добился нескольких успехов, но о борьбе за первенство мира больше уже не думал. [RR В 1867 году международный шахматный турнир в Париже был назван официальным чемпионатом мира, но Андерсен отказался в нём участвовать и скорее всего из-за проигрыша Стейницу. В этом турнире чемпионом стал И.Колиш, второе место занял Винавер, далее Стейниц и Г.Нойман.]

Абзац № 45. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). И так уж случилось - я говорю это, будучи глубоко убежденным в своей правоте, - что величайший игрок комбинационного плана всех времён в результате исторической случайности сделал возможной победу идеи, вызывавшей у него крайнее отвращение и ставшей в течение более полувека одним из активных средств еврейской пропаганды. [[RR Следующий очерк о Чигорине очень изуродован редактурой.]]

Абзац № 46. (RR В варианте за 1998 год "64" этого фрагмента нет). ПЕРВАЯ ЖЕРТВА МЕЖДУНАРОДНОЙ ПЛУТОКРАТИИ* В то время как первый профессиональный чемпион мира Стейниц не позволял ни кому эксплуатировать себя, а наоборот, в пору своего расцвета стремился сам эксплуатировать шахматную общину, его соперник Чигорин постепенно стал КРЕПОСТНЫМ частью народившегося русского капиталистического общества, частью уже опытной европейской и американской плутократии. **

Абзац № 47. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Именно КРЕПОСТНОЙ, а не раб, ибо он получал от "господ" всегда ровно столько, чтобы как-то прилично жить, но не столько, чтобы он чувствовал себя по-настоящему свободным, свободным в своём творчестве, в пропаганде шахмат, даже в выборе своих соперников. После матча с очень одарённым, но уже тяжело больным Цукертортом Стейниц сам объявил себя чемпионом мира и присвоил себе право -- впрочем, ещё одно доказательство невероятной еврейской наглости -- впредь самому выбирать себе матчевых соперников.

Абзац № 48. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). В первый раз, в 1889 году, выбор Стейница пал на Чигорина, причём по целому ряду соображений. Во-первых, русский мастер в этот момент пользовался заслуженной славой самого боевого шахматиста среди современных ему мастеров.

Абзац № 49. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Однако в это самое время Чигорин страдал тяжелой депрессией. Он был рад вырваться из угнетавшей его дух атмосферы тогдашнего Санкт-Петербурга. Поэтому было нетрудно договориться с ним о приемлемых финансовых условиях.

Абзац № 50. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). И, наконец, Стейниц уже хорошо изучил чигоринский стиль и пришёл к выводу, что он, Стейниц, сейчас превосходит Чигорина если не в шахматно-техническом, то в психологическом аспекте. Итак, гениального Чигорина дважды приглашали в Гавану, чтобы доказать невозможность для арийцев нарушить шахматную гегемонию евреев. Во 2-м матче не всё шло у Стейница гладко, он победил всего лишь со счётом 10 : 8 и в решающей партии должен был проиграть. Но всё хорошо, что хорошо кончается: снова победил Израиль.

Абзац № 51. (В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Следует отметить, что несколько лет спустя, в Гастингсе-1895 Чигорин играл значительно лучше, нежели в матчах со Стейницем. Но о шахматной короне он уже не мечтал, ибо титул сильнейшего перешёл к значительно более молодому Ласкеру. Последние годы жизни Чигорина хотя и не были драматичными, но всё же очень грустными. У него было всё меньше жажды жизни, всё меньше честолюбия. За несколько недель до своей смерти он сжёг любимую шахматную доску - наверняка не из протеста против шахмат как таковых, а из протеста против тех, кто помешал ему довести своё искусство до предельно возможных вершин.

[RR (*) Если бы Алехину принадлежал этот заголовок, то он не упустил бы возможности привести важный момент истории борьбы Чигорина со Стейницем. В 1896 году, то есть уже при жизни Алехина, когда должен был состояться матч в Гаване известный теоретик той поры еврей Алапин (хотя по ШЭС он почему-то числится русским), послал Стейницу огромнейший пакет с шахматными анализами, именно с теми анализами, которые явились результатом совместной работы Алапина с Чигориным. Фактически Алапин предал Чигорина. Дело получило огласку и разразился скандал - дошло до того, что в журнале "Будильник" появилась карикатура, где Алапин был изображён свиньей.

Итак, Алехин не писал этого заголовка, как не писал и следующих за ним слов. Алехин не мог так плохо написать о Чигорине, чьё творчество он знал не понаслышке. Но вот что невероятно. Он превосходно пишет о зарубежных шахматистах, а о соотечественнике не даёт ни одного исторического факта и не приводит ни чёткого портрета, ни анализа творческого стиля Чигорина. Очевидно, что тот портрет Чигорина, который Алехин дал в рукописи, никак не вписывался в подзаголовок и не устраивал редакторов целиком. Более того — в очерке о Чигорине Алехин никак не мог умолчать о Винавере, который существенно помог Чигорину включением его в главный (а не в побочный, как это было принято для новичков) турнир Берлин-1881. Винавер в период становления своего таланта жил в Варшаве, шахматная жизнь которой тесна связана с деятельностью А.Д.Петрова — одного из сильнейших шахматистов той поры. Напомним, что Петров был первым в мире в деле приведения различных шахматных сведений в порядок, кстати, его книга так и называлась: "Шахматная игра, приведённая в систематический порядок, с присовокуплением игр Филидора и примечаний на оные, изданная Александром Петровым" — Санкт-Петербург, 1824. Если предыдущие книги освещали те или иные стороны шахмат, то в книге Петрова шахматы впервые предстали пред миром во всём блеске. Эта акция фактически открыла просвещённой публике глаза на шахматы не как на забаву, не как на просто игру, а как на культуру, сведения о которой уходили в глубочайшую древность. Всем шахматистам мира остаётся только сожалеть, что очерки Алехина о Петрове, Винавере и Чигорине пока неизвестны. На мой взгляд рукопись Алехина все-таки существует и может находиться либо в редакции журнала "64 - Шахматное обозрение" либо в архиве М.М.Ботвинника. (Редакция "64" в № 4 / 1998 утверждает, что не обладает этой рукописью. Тем лучше! - Значит они уже никогда не смогут опубликовать новую фальшивку.)

Шимон Винавер, хотя и участвовал в турнирах "от случая к случаю" (он выпадал из регулярной шахматной борьбы большого спорта когда на 6 лет, а то и на 9 лет), но всегда изумлял соперников и публику дебютными новинками (актуальных и на сегодняшний день!) и новыми стратегическими построениями и виртуозной игрой в эндшпилях - всё это, конечно же, импонировало Алехину, который, разумеется, написал о Винавере и о его стиле блистательный очерк... Но фашисты выбросили даже малейшее упоминание о гениальном шахматисте, из-за его принадлежности к евреям.

(**) Всё предложение в целом чрезвычайно громоздко, лишено изящества, присущего перу Алехина, и не согласуется со всем текстом. Так в частности из всей статьи Алехина видно, что он признаёт чемпионами и Лабурдонне, и Стаунтона, и Андерсена, и Морфи. Это только сионисты и коммунисты не признают их за чемпионов, а начинают исчисление чемпионского титула от Стейница. Не мог Алехин называть Чигорина крепостным. Общеизвестно, что по спортивным результатам Чигорин особенно не выделялся: на супер-турнирах первых мест почти не занимал, то есть не был бесспорным триумфатором, его лучшие достижения - 4 место на турнире Лондон-1883 и 2 место на турнире Гастингс-1895 чередовались с провалами - 13 место на турнире Вена-1882, дележ 9-10 мест на турнире Нюрнберг-1896 и дележ 6-7 мест на турнире Вена-1898, скромны и его матчевые результаты: ничейные с Гунсбергом и Таррашем, проигрыш двух матчей Стейницу. Крупнейшее достижение Чигорина — выигрыш матча по телеграфу Нью-Йорк - Санкт-Петербург, (11.10.1890 - 16.04.1891). Основной побудительной причиной для этого матча из двух партий послужила книга чемпиона мира Вильгельма Стейница "The Modern Сhess Instructor", некоторые рекомендации которой были на взгляд Чигорина спорными. Вот как комментировал этот матч сам Стейниц: "Никогда ни одно шахматное состязание не вызывало к себе такого широкого и буквально всеобщего интереса, как этот матч... Чигорин выиграл обе партии, и игра его была во всех отношениях изумительна." - "I. Chess Magazine" 1891, стр.111.

Определённо можно сказать, что Чигорин пользовался каким-то особым авторитетом как со стороны коллег, так и со стороны организаторов тех турниров, в которых он участвовал.

Взгляните на групповые фотографии турниров.

Нюрнберг-1896 - на почётных местах сидят Чигорин (поделивший 9-10 места), Тарраш (3-4), Винавер (15), Стейниц (6), Блекберн (11), Шаллопп (17), Шифферс (9-10), Пильсбери (3-4), Тейхман (18), а чемпион мира Ласкер (занявший на этом турнире 1 место), Мароци (2), Яновский (5) и другие — стоят. Вена-1898 - на почётных местах сидят: Тарраш (1 место и первый приз), Блекберн (11), Пильсбери (2), Стейниц (4), Чигорин (6-7), Яновский (3), Шифферс, Липке (8-9), стоят: Шварц, Шлехтер (5), Файндрих, Каро, Мароци (8-9), Марко, Алапин (10), Гальприн, Байрд, Берн (6-7).

Можно перечислять и другие фотоснимки, но на каждом мы увидим, что Чигорин всегда в первых креслах почётного ряда. Его статная осанистая фигура, импозантный вид, красивое лицо и благородный взгляд ясно показывают, что Чигорин является одним из самых уважаемых и респектабельных персон.

А вот что действительно говорил Алехин о Чигорине: "Он стоит как бы вне ряда мастеров прошлого столетия - это особая фигура. Дарование Чигорина огромно, возможно, он и является подлинным гением. Глубина его замыслов бывает порой непостижима для простых смертных. Достигну ли я высоты чигоринской мысли - не знаю, но во всяком случае постараюсь организовать жизнь иначе. Я не допущу, чтобы внешние помехи могли влиять на класс моей игры, как это сплошь и рядом случалось с Чигориным" - А.Алехин. Мангейм, 1914.

Вполне возможно, что Алехин вообще ничего не писал о Чигорине в данной статье. А редактор Теодор Гербец, не подозревая о существовании реплики Алехина за 1914 год, свой очерк о Чигорине базировал на недавней (по тому времени) реплике Макса Эйве.

Эйве "...Я нахожу, что до настоящего времени этот великий мастер атаки был в шахматной литературе на положении пасынка. Быть может, причина этого явления заключается в том, что в Чигорине слишком много романтического и сравнительно мало научного. Надо признать, что для разработки теории Чигорин сделал не так много, как можно было бы ожидать. Он слишком любил бурные битвы, красоту шахматной игры и рыцарские стороны её, чтобы ему могли нравиться теории его великого противника Стейница... Характерными чертами Чигорина, как человека, были солнечный оптимизм и неукротимая жажда борьбы. Он всегда был убеждён, что стоит на выигрыш, и его ничем нельзя было раздражить больше, чем предложением преждевременной ничьей. Даже от величайших мастеров он чрезвычайно неохотно выслушивал подобные предложения и, отклоняя ничьи, не раз проигрывал... Я отнюдь не собираюсь ломать копья за такую прямолинейную игру, однако, если сравнить силу, красоту и блеск творчества Чигорина с игрой некоторых современных мастеров голой техники, то станет почти грустно и невольно потянет к "доброму старому времени"" М.Эйве Из книги Н.Греков "М.И.Чигорин. Его жизнь и творчество" (М. 1939).

Впрочем Эйве, подобно флюгеру, легко менял свои воззрения.

Эйве "В течении всей жизни Чигорина считали гениальным мастером атаки и комбинации. Его собственные высказывания свидетельствовали о том, что он и сам убеждён, будто его полная сила проявляется только в комбинационных положениях. И в самом деле блеск его комбинаций настолько ослеплял, что в это долго верили, пока не пришли к неожиданному выводу. Оказалось, что Чигорин проиграл больше партий из-за тактических просчётов, нежели из-за стратегических. Сейчас Чигорина считают основоположником современной русской шахматной школы. Вероятно, самой известной из его стратегических идей является идея поддержания напряжения в центре. Чигорин исследовал эту идею различными способами. Главный вариант испанской партии основан на ней и поныне: 1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 а6 4.Са4 Кf6 5.0-0 Се7 6.Ле1 b5 7.Сb3 d6 8.с3 0-0 9.h3 Ка5 10.Сс2 с5 11.d4 Фс7. Есть и другие, менее известные варианты, содержащие ту же идею: 1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 Kf6 4.0-0 d6 5.d4 Kd7, или 1.е4 е5 2.Кf3 Кс6 3.Сb5 а6 4.Са4 Kf6 5.Кс3 d6 6.d4 Кd7 7.Ке2 f6. Множество других чигоринских экспериментов в дебютах важно для развития отдельных современных вариантов. Такие варианты, как 1.е4 е6 2.Фе2 или 1.d4 d5 2.с4 Кс6, доказывают, что великий лидер России был способен создавать оригинальные стратегические концепции. В противоположность догматическим мыслям Стейница и Тарраша, примечательно первородство чигоринских идей, а также его гениальное видение тактических возможностей и исключительная техника в окончаниях". Euve "Das Mittelspiel. Der individuelle Stil" — Hamburg, 1964 (перевод В.Мурахвери для газеты "Шахматный фестиваль РОССИЯ. Сочи-88").]

Абзац № 52. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует ). Пильсбери - человек, который родился слишком поздно. Мастер из Бостона Пильсбери был после Морфи бесспорно величайшим шахматным дарованием США. Однако жизненные пути Морфи и Пильсбери были совершенно различными: в то время как Морфи медленно, тихо и безрадостно погасил свечу своей жизни, Пильсбери стремился к тому, чтобы свеча его жизни непрерывно горела с обеих сторон. "Вино, женщины и не безвредные песнопения, а крепкие сигары" - вот жизненный принцип Пильсбери. И это всё вместе с сеансами одновременной игры вслепую, игрой в вист и опять-таки партиями вслепую в шашки. Так как я сам в состоянии давать сеанс вслепую на рекордном числе досок, то читатель может мне поверить, что такие постоянные эксперименты Пильсбери с психической точки зрения были выше человеческих сил. Поэтому не удивительно, что Пильсбери - хоть он блестяще победил в Гастингсе, хотя у него есть эпохальные открытия, хотя у него был самый лучший счёт в личных встречах с Ласкером - никогда не был для Ласкера серьёзным конкурентом в борьбе за чемпионский титул.

Абзац № 53. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Как всё могло быть иначе, вступи Пильсбери на шахматную арену на 5-6 лет раньше! Тогда было бы несложно организовать матч между ним и жившим в Америке Стейницем, и Пильсбери как более молодой имел бы все шансы этот матч выиграть. Его победа освободила бы нас на четверть века от еврейских шахмат.

Абзац № 54. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Пильсбери умер в 34 года мучительной смертью. И всё же он мог умереть (следует читать умер) с сознанием того, что его краткая шахматная карьера была чрезвычайно полезной с точки зрения пропаганды шахмат в США. С его приемника Френка Маршала, который более 25 лет удерживал титул чемпиона США, начинается список спокойно творящих, сознательно или подсознательно преданных арийской творческой идее современных мастеров. Чрезвычайно агрессивный по манере игры, хороший и потому успешный боец, он скоро стал чрезвычайно популярным среди своих земляков. Тогдашний чемпион мира Ласкер воспользовался периодом спада у Маршалла, чтобы сыграть с ним матч на первенство мира. Результатом, конечно же, снова была еврейская победа, но на сей раз последняя. Ибо то, что не удалось Маршаллу, много лет спустя совершил Капабланка. В 1921 году он сумел освободить шахматный мир от еврейской нечисти (RR Здесь было что-то другое) в этом бесспорно его историческая заслуга. К сожалению, Капабланка воспользовался своим титулом ради самообожествления, что оттолкнуло от него самых близких друзей. Всё же как шахматная личность он весьма велик, и выпуск на Кубе почтовой марки по случаю его 50-летия (1938) является лучшим доказательством того, как популярен он у себя на родине. [RR И этот момент чётко показывает, что Алехин никогда не указывал место жительства тех шахматистов, о которых писал. В этой связи нам следует признать, что фразы: "польский еврей", "мастер из Лодзи", "рижский еврей", "житель Прессбурга" "житель Нью-Йорка", являются вставками редакторов. Да они смогли установить "прописку" некоторых евреев, но не всех. Так, в частности, Решевского они характеризуют "восточно-еврейский", как породу собаки, очевидно не зная точного места его рождения; впрочем, это ещё раз подтверждает нашу версию о множестве редакторов. В отношении других шахматистов похоже не было специальной директивы о "прописке", но всё-таки Пильсбери указан как "мастер из Бостона".]

Абзац № 55. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Общие тенденции оставшихся значительных мастеров нашего столетия - Боголюбова, Эйве, Элисказеса, Кереса - описать несложно. У них они, в принципе, такие же, как у Маршалла и Капабланки: 1) стремление к упорядоченной, спокойной личной жизни; 2) интенсивная и плодотворная пропаганда шахмат у себя на родине или в странах, которые они выбрали себе для жительства. Так, например, новые немецкие шахматы не были бы на сегодняшней исключительной высоте, если бы не неустанная деятельность сперва Боголюбова, а затем Элисказеса. Без Эйве расцвет шахмат в Голландии немыслим, и едва ли кто-нибудь в мире говорил бы о маленькой Эстонии, если бы в ней не родился Пауль Керес. [RR И это по Ботвиннику - ахинея.] Сопротивление Алехина еврейским (следует читать: советским) шахматам. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так Алехин в оппозиции к иудейским шахматам.)

Абзац № 56. Это не удовольствие писать про самого себя. Но моя шахматная деятельность в течение последней четверти века настолько тесно связана с темой данной серии статей (следует читать статьи), что я не могу не напомнить о некоторых фактах, вытекающих из моего отрицательного отношения к еврейскому (следует читать: к советскому) влиянию в шахматах. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так Не очень-то приятно писать об этом, но моя шахматная деятельность в последние двадцать пять лет настолько тесно связана с темой данных статей, что не позволяет забывать некоторые факты, на многие годы определившие мою активность как противника иудейского влияния в шахматах.)

Абзац № 57. [[...]] Моё более тесное знакомство с еврейством (RR здесь явно было нечто другое, ибо Алехин начал играть в международных соревнованиях с 1908 года, а в звании гроссмейстера с 1914 года, то есть мы наблюдаем явную нестыковку, которая произошла по вине редакторов, выбросивших несколько предложений, касающихся периода 1908-1914 гг, затем периода 1914-1921гг) восходит к тому времени, когда я в мае 1921 года прибыл в Берлин. В то время паршивый торговец сигарами довоенного времени Каган превратился в шахматного издателя и шахматного мецената. [RR Даже отъявленный враг Алехина - Грисхаммер вынужден был признать факт редактуры: "Только два места в тексте выпадают даже из этих отвечающих весьма низкому уровню рамок. Имеются в виду грубые, примитивные оскорбления. Одно из них говорит о "дешевом блефе, бесстыжей саморекламе" и ещё худшем. Во втором месте говорится о "невероятной еврейской наглости". Это место действительно бросается в глаза, и тут нет никаких сомнений в том, что его вставили в текст: оно не связано ни с грамматическим построением, ни со смыслом основного предложения и при всей своей помпезности явно кем-то вставлено. Но первое выражение тесно связано с абзацем, который оно завершает, и составляет вершину абзаца, к которой центральная мысль прямо-таки стремится. Кроме того, чувствуется, что этот абзац написан стилистически совсем по-другому, что его писала более молодая и более целенаправленная (хотя уже достаточно опытная) рука, нежели спокойная, всеобъясняющая обстоятельная рука Алехина. Поэтому при рассмотрении алехинского этюда следует вычеркнуть из текста как этот абзац, так и второе, уже упомянутое место. Ибо, скорее, оба эти места принадлежат редактору, которому статьи были переданы для редактирования и подготовки к печати, достойному ученику "штурмовика" Штрейхера". Но "паршивый торговец" ещё более грубое и более примитивное оскорбление, чем "дешевый блеф, бесстыжая самореклама" и "невероятная еврейская наглость".] (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так Моё наиболее глубокое знакомство с еврейством произошло вскоре после переезда в Берлин в мае 1921 года, где нищенствующий табачник Каган превратился в издателя и человека, близкого к шахматным кругам.) [RR Как видим, в варианте за 1998 год "64" исчез "паршивый торговец".]

Абзац № 58. В годы мировой войны Каган сделал блестящий "гешефт", что и дало ему такую возможность. [RR Алехин во время войны, на которую он пошёл добровольцем, был контужен и не мог прослеживать чью-то биографию.] (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так: Этого он достиг благодаря своей коммерческой деятельности во время Первой мировой войны в Европе.) [RR "гешефт" заменён на "коммерческую деятельность".]

Абзац № 59. В то время когда я прибыл в Берлин, этот человек регулярно организовывал турниры, участники которых на 90 процентов были евреями. [RR Обычная картина всех шахматных соревнований той поры, что естественно вытекало из спортивных достижений Стейница и Ласкера за период 1866-1921 гг, то есть банальность, а о банальностях Алехин не писал никогда.] (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так: По приезде в Берлин он переодически организовывал турниры, участниками которых до 90 процентов были иудеи.) [RR Каган был издателем, но не был меценатом. Свидетельствует Тартаковер: "В это время в Стокгольме кипела, благодаря стараниям известных меценатов братьев Кольин (Collijn), оживлённейшая шахматная жизнь...". - "Ультрасовременная шахматная партия"]

Абзац № 60. Его особым любимцем тогда был Рубинштейн. По указанию Кагана Рубинштейн вызвал тогда на матч нового чемпиона мира Капабланку, который тотчас же выразил согласие этот вызов принять. Так как я после длительной изоляции в России не знал истинного соотношения сил и был склонен недооценивать силу Капабланки, то я принял для себя решение сделать по-спортивному всё возможное, чтобы не допустить матча Капабланка - Рубинштейн. Чтобы достичь этого, нужно было продемонстрировать моё превосходство над Рубинштейном. Поэтому на все мои значительные турнирные успехи Гаага-1921, Лондон-1922, Карлсбад-1923, Баден-Баден-1925 меня вдохновляла "антирубинштейновская идея", и цель эта была сравнительно быстро достигнута. Несмотря на согласие Капабланки, после турнира Карлсбад-1923 все специалисты перестали считать Рубинштейна полноценным соперником Капабланки и на турнир Нью-Йорк-1924 его даже не пригласили. Но вскоре для арийских шахмат (RR следует читать - предо мной) появилась новая опасность в лице другого восточного еврея Арона Нимцовича. [RR Ещё один любопытный момент: раньше было Аарон, теперь Арон, а ещё далее будет - Арнольд.] (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент даётся так: Особенно он полюбил Рубинштейна. Во время пребывания в Берлине Кагана Рубинштейн бросил вызов новому чемпиону мира, который тот принял. После нескольких лет изоляции в России я не знал истинного положения вещей и был склонен недооценивать силу Капабланки. Поэтому я решил сделать всё возможное, чтобы помешать его матчу против Рубинштейна, в исходе которого я не был уверен. Для достижения этой цели мне было необходимо продемонстрировать своё превосходство над Рубинштейном. Таким образом, все мои результаты в тех турнирах (Гаага-1921, Лондон-1922, Карлсбад-1923, Баден-Баден-1925) были подчинены "антирубинштейновской" идее, что позволило мне успешно решить поставленную мною же задачу. После Карлсбада-1923, несмотря на благосклонность Капабланки, уже никто из экспертов не считал Рубинштейна достойным противником чемпиона мира, и он не был приглашён на турнир Нью-Йорк-1924. Так я покончил с Рубинштейном. А спустя некоторое время угроза арийским шахматам возникла со стороны другого еврея с Востока, Нимцовича.) [RR Опять у Нимцовича нет имени и опять-таки Нимцович - еврей, а не иудей.]

Абзац № 61. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Если я в данном случае говорю об опасности, то это ещё не означает, будто еврей из Риги [RR Здесь редакторы явно перестарались - многократное уточнение национальности и прописки Нимцовича явно излишне.]

Абзац № 62. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует) когда-либо имел хотя бы один шанс против Капабланки. Но даже "почетное поражение", при способности Нимцовича к саморекламе, пошло бы еврейским шахматам (RR следует читать - ему) на пользу. Поэтому чемпионские планы Нимцовича следовало расстроить подобным же образом, как ранее это было сделано с Рубинштейном. Поэтому на важных турнирах Земмеринг-1926, Нью-Йорк-1927, Кечкемет-1927 я играл под знаком "антинимцовической" идеи". После того как я опередил Нимцовича на всех этих турнирах, он был вынужден взять свой вызов обратно. Одна деталь этого вызова мне запомнилась: это визитные карточки, которые он себе к этому времени заказал и которым, собственно говоря, место в собрании курьёзных редкостей. На визитных карточках было написано "Арнольд (это даже для еврейских ушей благозвучнее, чем Арон!) Нимцович, претендент на титул чемпиона мира". [RR Алехин, разумеется, иронизирует над самозванством Нимцовича - "претендент на титул чемпиона мира", а не над именем, которое Алехин здесь сохраняет ради исторической точности.

Алехин, конечно же, не мог знать наверняка настоящего имени Нимцовича. А вообще-то имеет место тенденция у некоторых евреев казаться представителями иной нации. Так, в частности, настоящее имя Тартаковера - Ксавье, хотя все его звали Савелием, ибо тот так подписывал некоторые (но далеко не все!) свои публикации. Академик Юрий Константинович Бегунов приводит такой факт: "Спасский еврей и по отцу и по матери. Этот вопрос я изучал в Ленинграде и в Париже, когда у него жил. Но он всех пытается убедить, что он - русский." Кстати, настоящая фамилия Гарри Кимовича - Вайнштейн, под которой он сыграл несколько замечательных партий, но потом он по каким-то причинам сменил фамилию и теперь мы его знаем как Каспарова. И никому не приходит в голову иронизировать над этим, за исключением разве что дежурного зубоскала с невысоким интеллектом.

Необходимо напомнить как понятие претендент менялось в ХХ веке. Здесь чётко выделяются несколько этапов. 1 этап - до 1921 года это понятие практически отсутствовало, то есть в этот период царил чемпионский произвол, ибо Эм.Ласкер ловко увиливал от встречи с сильнейшими шахматистами, но в 1921 году не смог избежать матча с Капабланкой. 2 этап - Хосе-Рауль Капабланка фактически и учредил "институт претендентства" на турнире Лондон-1922, составив так называемое "Лондонское соглашение". Теперь понятие претендент аккумулировало в себе и общественное мнение (то есть он должен иметь выдающиеся спортивные достижения) и финансовые требования (то есть он обязан обеспечить призовой фонд в 10 000 долларов золотом) и чемпионский произвол, который хотя и был снижен, но всё-таки ещё существовал как фактор, ибо Капабланка не сыграл ни одного матча в промежутке 1921 -1927. Более того: он всячески избегал матча с Алехиным под различными предлогами. Так Алехин был вынужден неоднократно вызывать Капабланку на матч {первый в 1921 году, второй - 6 декабря 1923, третий - 2 сентября 1926, четвертый - 7 декабря 1926 (в котором требует ответа к 1 января 1927) и пятый вызов где-то накануне 10 марта 1927}, но всё это было безрезультатно, ибо Капабланка буквально спекулировал вызовами на матч то от Рубинштейна, то от Нимцовича, которые никогда не были претендентами в полном смысле этого слова, которое предавалось ему в тот период. Кстати, когда Боголюбов выиграл турнир Москва-1825 (впереди Ласкера и Капабланки), то Капабланка уговаривал Боголюбова подать вызов на матч (если бы Боголюбов сделал это, то матч Алехина с Капабланкой отодвинулся бы ещё на какое-нибудь время). В 1927 году накануне турнира Нью-Йорк-1927 (когда правительство Аргентины обеспечило проведение матча Капабланки с Алехиным) Капабланка сам вдруг предложил Боголюбову матч (лишь бы избежать матча с Алехиным!), но Боголюбов сорвал эти неспортивные переговоры и отказался участвовать в турнире Нью-Йорк-1927. 3 этап - с 1927 по 1937 чемпионский произвол был равен нулю, ибо Алехин всегда был готов играть матч с каждым. Некоторые прокоммунистически настроенные "историки" обвиняют Алехина, буд-то он избегал матч-реванша с Капабланкой, но на самом деле именно Капабланка был против новой встречи (с новым разгромом), ибо заводил переговоры о матч-реванше в самые неподходящие моменты: первые переговоры Капабланка затеял после 12 партии матча, то есть в тот момент, когда сам владел титулом, но фактически прекратил эти переговоры, когда они стали актуальны. Затем Капабланка вновь вернулся к переговорам о матч-реванше, когда был подписан договор о матче Алехина с Боголюбовым. Но как только матч Алехина с Боголюбовым завершился, так Капабланка вновь охладел к матчу... 4 этап - с 1937 по 1946 можно назвать претендентским бойкотом, когда абсолютно все претенденты под давлением правительства Советского Союза отказывались играть матчи с Алехиным. 5 этап - с 1948 года претендентом называется победитель турнира (или матчей) претендентов.

Что же касается Нимцовича, то он никогда не был претендентом, ибо у него не было достаточно выдающихся спортивных результатов - первые места в турнирах чередовались с провалами, а в матчах он обычно проигрывал.]

Абзац № 63. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). После того как в 1927 году титул чемпиона мира перешёл ко мне, Нимцович больше не пытался на него претендовать.

Абзац № 64. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Мое третье и пока последнее усилие против еврейского (cледует читать: против советского) шахматного натиска я совершил значительно позднее, причем несколько необычным образом. На эту тему больше разговоров не было, и, конечно же, их не могло быть на моих матчах с Боголюбовым. Оба матча носили сугубо спортивный характер, и решающую роль в них сыграли умение и спортивная форма соперников. В обоих случаях судьба была благосклонной ко мне, но даже если бы результат этих матчей был иным, я не воспринял бы это трагически. Титул попал бы в надежные руки.

Д-р Эйве - марионетка в руках евреев (cледует читать: в руках правительства Советского Союза) [RR следует напомнить действительные слова, сказанные самим А.А.Алехиным

А.А.Алехин "Результаты матча помимо личного удовлетворения доставили мне ещё двойную радость: во-первых, от сознания, что удалось избавить шахматный мир от вредного очарования, от массового гипноза, в котором держал его человек, не любящий своего искусства и сделавшийся за последнее время проповедником его никчемности и скорого исчезновения; затем от веры, что факт моей победы, казавшийся столь невероятной, сможет напомнить многим, что и в других областях жизни рано или поздно может свершиться то непредвиденное и, казалось бы, невозможное, что сплошь и рядом превращает смелые сны в действительность..." - Речь в клубе Потёмкина в Париже. Текст по изданию "На пути к высшим шахматным достижениям" (М. ФиС 1991).

Здесь тронная речь нового шахматного короля прерывается, причем на самом интересном месте. Как видим, коммунисты образца 1991 года, то есть когда они переименовали себя в "демократов" и в "либералов", вдруг проявляют осторожность и не допускают.. Чего же они опасаются? Зная Алехина как антисоветчика и, испытав Советскую власть на собственной шкуре, мы легко найдём смысл купюры да и координаты поиска. Кстати, коммунисты образца 1928 г были менее осторожны.

Н.Крыленко (урождённый Аарон Брим): "Он указал на совпадение эпохи развития шахматной игры "с периодом политического угнетения, когда одни ищут в шахматах забвения от повседневного произвола и насилия, а другие черпают в них силы для новой борьбы и закаляют волю". И закончил Алехин свою речь обычным для белогвардейцев пожеланием скорейшего освобождения "родины" от "гнета" ".

А.А.Алехин "Пусть же исчезнет фантасмагория, царящая на нашей родине."]

Абзац № 65. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Лишь во время первого матча с д-ром Эйве в 1935 году передо мной неожиданно снова встал еврейский вопрос (следует читать: советский вопрос). Разве мог я предположить, что спокойный, деловой и спортивный ариец Эйве позволит целой еврейской клике (cледует читать: советской клике) использовать его в качестве марионетки. И всё же невероятное тогда стало фактом: матч проводился оргкомитетом, состоявшим исключительно из евреев (следует читать: советских агентов). Меня уговорили взять в секунданты еврейско-голландского мастера Самуэля Ландау, который в решающий момент матча якобы "по личным причинам" бросил меня на произвол судьбы. Техническим руководителем матча был назначен личный секретарь Эйве, житель Вены (cледует читать: агент Москвы) Ганс Кмох, женатый на еврейке. Нетрудно представить, какой "объективности" я мог от него ждать. [RR Виктор Чарушин (исследователь жизни и творчества Александра Алехина) считает, что Грейс Вишар (Wishard) — еврейка, что, кстати, косвенно подтверждается репликой А.Карпова в беседе с С.Железным на страницах "Красной звезды": "Алехина обвиняют в антисемитизме, хотя почему-то никто не пишет о национальности его жены, ради спасения которой он играл в турнирах третьего Рейха".

Отношения Алехина с Кмохом были испорчены ещё задолго до этого матча. Ганс Кмох, много писавший обзорных статей по дебютной теории, проявлял патологическую удрученность при необходимости упоминания одного и того же имени (особенно трудно давалось ему написание слова АЛЕХИН), в связи с чем был "вынужден" изобретать названия для новых дебютных схем. Вот как он писал в турнирном сборнике Кечкемет-1927 -

Г.Кмох "Мы с удовлетворением начинаем обзор партий, игранных этим дебютом, с кечкеметского варианта, внесшего чрезвычайно ценную идею в трудную защиту испанской партии. Творцом этого варианта является Алехин. Мы, однако, не присваиваем этому варианту имени его изобретателя - это имя и сейчас связано и, несомненно, в будущем будет связано с множеством вариантов, - но называем его в честь турнира кечкеметским, следуя той же традиции, в силу которой кембридж-спрингский вариант не носит имени Пильсбери, а меранский - имени Рубинтшейна".

Капабланка – Алехин Ноттингем, 1936.

1.d4 e6 2.Кf3 f5 3.g3 Кf6 4.Сg2 Сe7 5.0-0 0-0 6.c4 Кe4!? [Алехин "Этот ход, в связи со следующим, является одним из моих дебютных открытий и был с вполне удовлетворительными результатами применён мною против Земиша и Флора ( до настоящей партии ) и против Файна ( уже после неё). На мой взгляд, эта система защиты заслуживает того, чтобы носить имя её автора, а не быть названной (как это случилось с моей идеей Сf8 в связи с Kbd7 в испанской партии, окрещенной мастером Кмохом, по причинам совершенно неведомым, "кечкеметским" вариантом) "дрезденским", "подебрадским" или "ноттингемским" вариантом. - А.А.Алехин "Ноттингем-1936"] 7...Сf6 8.Лd1 Фe8 9.Кc3 Кc6 10.Кb5 Сd8 11.Фс2 d6 12.d5 Кb4 13.Фb3 Кa6 14.de Кac5 15.Фc2 Кe6 [По дебюту чёрные получили хорошую игру, а дальнейшая неуверенная игра Капабланки, позволила Алехину захватить инициативу.] 16.Кbd4 Кd4 17.Кd4 Сf6 18.Кb5?! {Лучше 18.Се3 } 18...Фе7 19.Се3 а6 20.Кd4 Сd7 21.Лас1 Лае8 22.b4?! b6 23.Кf3? [А.А.Алехин "После 23.Фb3 партия все ещё была примерно равной".] 23...Кc3 24.Лd3 f4? [А.А.Алехин Простое 24...Са4 25.Фd2 Кe4 26.Фе1 g5! обеспечивало чёрным совершенно очевидный, вероятно решающий позиционный перевес.] 25. gf Сf5 26.Фd2 Сd3 27.ed c5? [А.А.Алехин Решающая ошибка. После 27...Кa4 28.d4 у белых перевес, но играть ещё можно. Теперь белые выигрывают.] 28.Лс3 Сс3 29.Фс3 Фf6 30.Фf6 gf 31.Кd2 f5 32.b5 a5 33.Кf1 Крf7 34.Кg3 Крg6 35.Сf3 Ле7 36.Крf1 Крf6 37.Сd2 Kg6 38.а4 1–0.

Л. Штейнер - А. Алехин Фолькстон, 1933

1.e4 e5 2.Кf3 Кc6 3.Cb5 a6 4.Ca4 d6 5.c3 Cd7 6.d4 Кf6 7.Фe2 Ce7 8.0-0 0-0 9.Cb3 Фe8 [Алехин Хорош или плох этот ход, он - моё изобретение. Поскольку этому ходу ещё не успели присвоить имя какого-нибудь особенно гостеприимного города или особенно щедрого мецената (как случилось, например, с "кечкеметским" ходом Се8), я предлагаю назвать его "тимбуктским" ("Timbuktu") вариантом. Таков, по крайней мере, выбор автора. - Alekhine "My best games of chess 1924-1937" (1939)] 10.Кbd2 Крh8 11.dxe5 dxe5 12.Кc4 Cc5 13.a4 a5 14.Cg5 Кh5 15.Кh4 Кf4 16.Фf3 f6 17.Cxf4 exf4 18.Кf5 g6 19.Кh6 g5 20.g4 Ce6 21.Кd2 Кe5 22.Фh3 Лd8 23.Cxe6 Фxe6 24.Кb1 Лd3 25.Фh5 Кf3+ 0-1.

Как видим, Алехин помнит мерзость Кмоха долго (с 1927 по 1939).]

Абзац № 66. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). И поскольку я проиграл матч, отстав от соперника всего на одно очко, то берусь утверждать категорически, что если бы я своевременно распознал тот особый (RR cледует читать: коммунистический) дух, которым сопровождалась организация матча, Эйве никогда не отвоевал бы у меня титул даже на самое короткое время. Во время матча-реванша в 1937 году также было приведено в движение всё шахматное еврейство (RR cледует читать: вся большевистская сволочь). Большинство еврейских (RR cледует читать: просоветских) мастеров были задействованы в пользу Эйве в качестве корреспондентов, тренеров и секундантов. К началу этого 2-го матча у меня уже не было никаких сомнений: мне предстояла борьба не с голландцем Эйве, а со всем шахматным еврейством (RR cледует читать: со всем шахматным интернационалом). Моя убедительная победа (+10, - 4) на самом деле стала победой над еврейским заговором (RR cледует читать: над советским заговором).

Абзац № 67. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). При этом, однако, я хочу категорически подчеркнуть, что мои шахматные сражения никогда не носили личного характера, а всегда были направлены против шахматно-еврейской идеи (RR cледует читать: против засилья шахматного мира коммунистической заразой). [[RR Слова "антирубинштейновская" и "антинимцовическая" являются вставками редакторов. Алехин употребил другое слово, близкое по смыслу к "анти-претендентская идея" - ведь оба и Рубинштейн и Нимцович числились в ту пору Капабланкой претендентами.]]

Абзац № 68. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). И последний из перечисленных матчей вёлся мною не против Эйве как человека, а против того, кто - будем надеяться, что только временно - подпал под еврейское влияние и был использован евреями для своих целей (cледует читать: попал под советское влияние и был использован Советами для своих целей). [RR Годами позже агент Москвы М.Эйве стал президентом ФИДЕ и участвовал во всех грязных махинациях: срыв матча за титул чемпиона в 1975 году между Фишером и Карповым, лишение титула чемпиона Р.Фишера, провозглашение А. Карпова чемпионом и в третировании В.Корчного во время матча Багио-1978.]

Абзац № 69. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). Что же будет дальше с мировым шахматным первенством? Конечно, в наше быстротечное, полное неожиданностей время, трудно предсказывать что-либо определённое. Возможно, что Капабланке удастся снова отобрать у меня титул сильнейшего. Ведь он по-прежнему шахматист очень высокого класса. Только вряд ли от этого будет польза для шахматной жизни, ибо он недолго сможет отстаивать этот титул против молодых сил.

Абзац № 70. (RR В варианте за 1998 год "64" этот фрагмент отсутствует). С другой стороны, будет очень полезным для мировых шахмат, если чемпионом мира станет, например, Керес или Элесказес. И если один из них действительно станет сильнейшим, то я восприму это без всякой зависти. Кто же наилучший из них обоих? У Кереса очень привлекательный стиль, напоминающий Морфи, но шахматы Элисказеса шире; они производят впечатление шахмат мирового класса. Неужели это всего лишь случайность, что Элисказес победил эстонского гроссмейстера как в 1937 году в Земмеринге, так и в 1939 году в Буэнос-Айресе? [RR Эти два последние абзаца написаны Т.Гербецем явно специально ради Эриха Элисказеса, ради прославления третьего Рейха.]

***

ПРИЛОЖЕНИЯ

"64" ПРОТИВ АЛЕХИНА

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКЦИИ "64" №18 \1991 (Главный редактор А. Карпов, первый заместитель А. Рошаль, заместитель В. Хенкин)

"64": Статьи А.Алехина, к публикации которых мы приступаем, на русском языке никогда ранее не воспроизводились. [[RR: Но была одна статья. Даже после редактуры, то есть после различных вставок и купюр, видно, что речь идет об одной проблеме. Профессиональные журналисты Карпов, Рошаль, Хенкин, употребляя множественное число, допускают профессиональную безграмотность и делают это по политическим мотивам: им важно обвинить Алехина в многократном сотрудничестве с нацистами. Но статья была всего одна и вышла в свет не в том виде, как того хотел автор. "Я предоставил материал, затрагивающий вопросы реконструкции FIDE и критику теорий Стейница и Ласкера, написанный мной задолго до 1938 года" -- Алехин. Редакторы "Паризер цайтунг" переделали этот материал в духе нацистской идеологии и опубликовали за подписью Алехина. Сама статья пострадала катастрофически: исчезли все вопросы Алехина, связанные с реконструкцией FIDE -- и об этом факте сознательно умалчивают все инициаторы очередных публикаций от "ПЦ" и Грисхаммера до Карпова и Ботвинника.]]

"64": Впервые они были помещены в газете "Паризер цайтунг" 18-23 марта 1941 года, затем перепечатаны "Немецкой газетой в Нидерландах", журналами "Дойче Шахцайтунг", "Чесс" и уже после смерти автора дважды изданы отдельными брошюрами в Германии. Именно эти статьи послужили основанием для обвинения Алехина в сотрудничестве с фашистами, стали причиной бойкота, которому он подвергся со стороны шахматистов западных стран после окончания второй мировой войны. [[RR: Весьма поучительно проследить как они вскользь упоминают бойкот, забывая уточнить к чему он сводился. Алехину было запрещено участвовать во всех шахматных соревнованиях, кроме гипотетического матча с Ботвинником, а также запрещалось выступать с шахматными лекциями, с сеансами одновременной игры и даже писать книги -- и все это на протяжении восьми месяцев от дня объявления бойкота до матча с Ботвинником. Из такой постановки бойкота вполне очевидно, что главным заинтересованным лицом является именно Ботвинник, которого никак нельзя назвать "шахматистом западных стран".]]

"64": Делаем мы это с нелегким сердцем и исключительно ради исторической правды, правды, широко известной всему свободному миру, но тщательно скрываемой от советского читателя в течение 50 лет. [[RR: Ах, сердечные вы мои правдолюбы, а почему вы отказали другим авторам выступить в защиту Алехина?]]

"64": Даже в наши дни, на шестом году гласности, когда критике подвергаются куда более значительные личности и события, все, что касается связей Алехина с немецко-фашистским режимом, упорно замалчивается, затушевывается. [[RR: Теперь ясно как оценивает Карпов Алехина -- незначительной личностью. А что касается "наших дней, на шестом году гласности", то уместно напомнить читателям, что антиалехинская кампания проходила именно в 1991 году и находилась в тесной политической взаимосвязи с теми событиями и в первую очередь с ГКЧП -- тогда коммунисты попытались взять реванш и вернуть абсолютную власть, при которой можно произвольно трактовать исторические события, не опасаясь и в малейшей степени альтернативного взгляда. Выступление Карпова-Ботвинника - это прежде всего политическая акция. В 1991 году на всех фронтах культуры шла широкомасштабная кампания по обострению межнациональных отношений путем подлых провокаций, лжи и клеветы. Вот почему редакция "64" принимала для публикаций только антиалехинскую брехню, но было отказано другим, которые хотели выступить в защиту Алехина.]]

М.М.Ботвинник "О статьях Алехина"

[[RR: Желая навесить на Алехина побольше обвинений, Карпов, а вслед за ним и Ботвинник одну статью исчисляют во множественном числе.]]

Ботвинник: Да, советские шахматисты имеют право знать, что писал Алехин о шахматах. Но хотелось, чтобы при этом не создавалось искаженное представление об Алехине и о прошедших днях. Прежде всего отметим, что хотя текст статей в русском переводе не публиковался, но информация о статьях была. После войны эти статьи нанесли Алехину моральный ущерб и он решительно настаивал на том, что антисемитское содержание было добавлено в статьи, что это было написано не им. Отметим, что полного бойкота со стороны шахматистов не было. Иначе не было бы решения советского правительства о проведении матча Алехин -- Ботвинник, как и последовавшего 23 марта 1946 года решения исполкома Британской шахматной федерации об организации этого матча в Англии в августе 1946 года.

[[RR:: Никакого решения советского правительства о проведении матча Алехин - Ботвинник до сих пор не опубликовано. Даже решение исполкома Британской шахматной федерации пока не опубликовано. Не известен и текст той загадочной телеграммы от 23 марта, да и сама дата подозрительно опаздывает к кончине Алехина - 20 марта.]]

Ботвинник: Лично я думаю (хотя ранее никогда об этом не говорил), что Алехин написал все сам.

[[RR: Читателям настойчиво навязывается экстремистское решение: либо признать всю статью целиком ("всем пакетом") и тем самым признать, что Алехин был антисемитом, либо отрицать авторство Алехина. "Установив факт фальсификации, мы уже не можем слепо во все верить, но мы и не должны вслед за Ботвинником называть все ахинеей -- мы обязаны очистить бриллианты мысли от грязи пропаганды. Независимо от того, сохранилась рукопись или ее уже нет, даже на базе такой фальшивки, которую нам нынче предлагают, можно из нее выделить то, что представляет собой несомненный интерес. Да, в статье имеются фрагменты, которые по глубине и откровенности могут принадлежать Алехину и только ему" -- В.Чащихин "Алехин:моя борьба" (М.,1992 г)]]

Ботвинник: Два обстоятельства говорят об этом. Во-первых, никто бы не посмел написать подобную ахинею, а Александр Александрович смотрел вперед, в случае чего можно было бы заявить, что он этого и писать не мог. [[RR: Весьма характерное для коммуниста заявление! Сколько раз мы уже были свидетелями, как коммунисты подобно флюгерам меняли убеждения, ум, честь и совесть в связи с переменой ветра генеральной линии партии! Вот и Ботвинник всегда готов отказаться от своих слов, да и за каждым видит такую готовность.]]

Ботвинник: А, во-вторых, он выделял Ботвинника, предвидел возможность проведения матча и не считал себя вправе оскорбить будущего противника в борьбе за мировое первенство. [[RR: Из статьи Алехина видно, что реальными претендентами на титул чемпиона он считает только Капабланку, Кереса и Элисказеса. А кандидатура Ботвинника Алехиным даже не рассматривается. Более того, Алехин дает ему самую унизительную характеристику : "большинство партий Ботвинника производит впечатление сухих и бездушных". Из этого уже напрашивается вывод: либо до начала войны Ботвинник не вызывал Алехина на матч (да скорее всего так и было на самом деле), либо Алехин не считал этот вызов серьезным. И еще: в последующих публикациях он называл такие и такие кандидатуры -- Клаус Юнге и С. Решевский. Только в 1946 году начались переговоры Алехина с Ботвинником.]]

Ботвинник: Но все это предположения, нужны доказательства. Сообщения о том, что найдены рукописи статей, нуждаются в подтверждении. [[RR: Явный намек, что рукопись находится где-то неподалеку: или в редакции "64" или у самого Ботвинника. "Именно обладание рукописью дает издателю некоторую уверенность, что публикация фальшивки останется безнаказанной. А нам и не нужны "сообщения о рукописях" -- нам нужны сами листы, которые претендуют называться рукописями Алехина, а уж шахматный мир сумеет определить: являются ли они подлинниками или очередной фальшивкой" -- В.Чащихин "Алехин:моя борьба" (М.,1992 г)]]

Ботвинник: А теперь не о статьях. а о самом Алехине. Это был рафинированный интеллигент с превосходным гуманитарным образованием, незаурядный представитель богатого русского дворянства. Но, увы, некоторые его человеческие качества заслуживали сожаления. Он ставил перед собой цели (разные по значению) и шел к ним со всей решительностью, иногда не щадя своего достоинства.

[[RR: С больной головы на здоровую! Вот как писал Алехин в аналогичном случае : "к борьбе я относился спокойно... это тоже была БОРЬБА, и из нее я вышел если не полным победителем, то, во всяком случае, с честью". А для Ботвинника понятие ЧЕСТЬ -- никчемное и в маленькой заметке он нагромождает кучу вранья, именно "не щадя своего достоинства".]]

Ботвинник: Так (насколько мне известно), он избежал в 1914 году от интернирования в Германии, прикинувшись больным. [[RR: А дела обстояли иначе: Алехин действительно был признан не годным, но... он все-таки пошел на фронт добровольцем. За Ботвинником таких подвигов не обнаружено.]]

Свидетельство современников об Алехине:

"После гастролей в Одессе в апреле маэстро посетил Киев и Москву, а затем отправился на фронт, где в течение нескольких месяцев находился в качестве начальника "летучки" Красного креста. На позициях А.А.Алехин самоотверженно оказывал помощь раненым, часто под неприятельским артиллерийским и пулеметным обстрелом, и награжден за это двумя георгиевскими медалями. Однажды он вынес с поля битвы раненого офицера, за что представлен к ордену Станислава с мечами. Оказывая раненым помощь в наиболее опасных местах, Алехин был дважды контужен, причем второй раз настолько серьезно, что ему пришлось пролежать в госпитале Тарнополя несколько недель. В этом госпитале, уже поправляясь, он испытал сильнейшее желание поиграть в шахматы. Администрация госпиталя устроила сеанс вслепую, едва ли не единственный в истории шахматной игры. В госпиталь были приглашены тарнопольские шахматисты, и против пятерых из них наш маэстро играл наизусть. Все партии были им выиграны в этом необыкновенном сеансе. Приводим одну из этих партий, столь же замечательную по неожиданным красивым жертвам, вынудившим мат, сколь и необычайную по обстановке, в которой она игралась" -- "Шахматный вестник" за 1916 год . [[RR: И далее приведена партия Алехин -- Фельд. И Ботвинник и редакторы "64", разумеется, знают эти факты из биографии Алехина, но сознательно о них умалчивают -- так эти закоренелые лжецы и лицемеры трактуют лозунг "ничего кроме правды". ]]

Ботвинник: Чтобы после Октябрьской революции уехать за рубеж, вступил в РКП, женился при этом на иностранной социалистке и тут же с ней расстался. [[RR: "Ботвинник неверно излагает факты, намекая, что брак Алехина с Анной Рюгг был, якобы авантюрным или фиктивным. На самом деле от этого брака родился сын Александр, который до сих пор живет в Швейцарии, на родине своей матери. Ботвинник умышленно передергивает, смешивая в одно предложение Октябрьскую революцию, вступление в партию, женитьбу, выезд за рубеж и развод. Известно, что большевики сами предложили Алехину участие в Коминтерне в качестве переводчика и в этой связи вступление Алехина в партию носило формальное значение. Любовь Алехина к А.Рюгг доказана рождением сына, а развод был осуществлен по инициативе жены, для которой дела социализма были выше семьи. Выезд Алехина за рубеж был легальным и никак не связан с его партийностью или семейным положением." -- В.Чащихин "Алехин:моя борьба" (М.,1992 г)]]

Ботвинник: В зависимости от обстоятельств, то энергично выступал против Советского Союза, то присылал приветы советским шахматистам. Принципиальности здесь не видно. [[RR: "Жаль, что Ботвинник не видит принципиальности там, где выражена самая последовательная и высоконравственная принципи-альность: можно всеми фибрами души ненавидеть коммунистический строй и в то же время искренне желать добра простым людям, которые являются заложниками советской системы" -- В.Чащихин "Алехин:моя борьба" (М.,1992 г)]]

Ботвинник: Но Алехин есть Алехин. И еще в 1928 году А. Ильин- Женевский, критикуя чемпиона мира как мелкого политика, возвел его на пьедестал как шахматного гения. Алехин - гордость русской культуры. И лучше воздержаться от человеческого суда - пусть воздаст должное великому шахматисту суд истории. [[RR: "Здесь уместно сказать и о самом Ботвиннике. Помнится он регулярно возмущался в прессе, когда в адрес Алехина, Таля, Фишера слышал чей-то восторг "гений". Приходится констатировать, что в адрес Ботвинника никто и никогда не говорил слова "гений" ни в шутку, ни всерьез. Однажды Ботвинник публично сам назвал себя "свиньей", и оба центральных журнала -- "Шахматы в СССР" и "64--Шахматное обозрение" напечатали это как долгожданную весть." -- В.Чащихин "Алехин: моя борьба" (М.,1992 г).]]

ОТ РЕДАКЦИИ "64" А.Карпов, А.Рошаль, В.Хенкин

"64" Заканчивая публикацию печально известных статей А.Алехина, мы попросили М Ботвинника, не раз встречавшегося с ним лично, высказать свое отношение к напечатанному. Как видите, оценка алехинских статей, данная в редакционном предисловии ("64" № 18) в главном совпадает с мнением Ботвинника, чей авторитет исключительно высок в шахматном мире. [[RR: Это показывает только полную солидарность редакции "64" с Ботвинником в стремлении запачкать светлое имя Алехина.]]

"64" Все же позволим себе несколько замечаний. Вопрос об авторстве Алехина в какой-то степени напоминает академический спор о подлинности пакта Риббентропа-Молотова, что впрочем не мешает считать его историческим фактом. [[RR: Обратите внимание, уважаемый читатель, на жульнический прием редакции "64" -- обвинение в антисемитизме Алехина временно подменяется на академический спор об авторстве. Да в статье "ПЦ" довольно много фраз, принадлежащих перу Алехина, но это никому не дает повода для обвинений Алехина в антисемитизме. Ведь в той же статье имеются редакторские вставки, явно принадлежащие другим. Обвинение должно быть доказано и это доказательство обязан предъявить обвинитель.]]

"64" Разумеется бойкот Алехина со стороны шахматистов не был поголовным.

[[RR: Бойкот фактически был планетарного масштаба.]]

"64" Но это можно истолковать по-разному: как чью-то неосведомленность, беспринципность, или, что хуже - согласие с высказанными им взглядами. Но давайте примем самую естественную версию: шахматный мир не хотел потерять своего гения, он был готов простить Алехину его человеческие прегрешения. Что же касается "ахинеи", то такие случаи в истории известны: взять хотя бы самооговоры узников сталинских (и гитлеровских) застенков. Или Алехину угрожала их судьба? И неужто в 1941 году, в разгар мировой войны. Алехин действительно думал о своих гипотетических соперниках в борьбе за шахматную корону? Мы целиком согласны с М. Ботвинником, когда наш выдающийся современник призывает не смешивать человеческие качества Алехина с его шахматным гением и исключить всяческие спекуляции на этот счет. Ничего кроме правды! [[RR: Коммунисты всегда обажали слово "правда", но ненавидели это понятие. Вот и в данном случае суть этой публикации -- навесить на Алехина всяческие измышления и только. Они с удовольствием напечатали вскоре гнусный пасквиль фальсификатора истории И. Линдера "Он рано поверил в апокалипсис", но отказались печатать статьи в защиту А. Алехина. На первых порах коммунисты решили одолеть Алехина скопом, то есть не умением, а числом. В то время в Советском Союзе господствовала поэзия В.Маяковского с гимном объединению низких людей в шайку, в шоблу, в партию, с главным тезисом "Единица -- вздор, единица -- ноль". Высоко ценилась такая поэзия И. Сталиным: "Непонимание поэзии Маяковского является тягчайшим преступлением". Эта метода (борьба шайки против одиночки) была испытана в матчах Алехин -- Эйве 1935 и 1937 годов. Но Алехин оказался не просто великий шахматист, а именно величайший гений. Факты таковы: Советский Союз довольно крепко финансировал тренерскую бригаду Макса Эйве, в которую входили гроссмейстеры Эм. Ласкер (судя по косвенным данным он был главой делегации), С. Флор, Р. Файн, кроме того Эйве располагал помощью гроссмейстеров Г. Мароци, Р. Шпильмана, Г. Кмоха и картотекой Беккера. Перечислить всех помощников довольно затруднительно, ибо после разгрома, который им учинил Алехин, каждый из них скрывал свою причастность, ведь хвалиться-то нечем. После матча 1937 года Ласкер переехал в Америку, а фактически он сбежал, очевидно опасаясь репрессий, ведь он бросил хорошую квартиру в Москве, оставив и мебель и личные вещи. "К борьбе я относился совершенно спокойно... это тоже была борьба, и из нее я вышел если не полным победителем, то, во всяком случае с честью" -- писал Алехин ранее, но по аналогичному поводу. А здесь в этом эпохальном матче одиночки против "молодогвардейцев" (как называл эту бригаду консультантов Р. Файн) Алехин одержал победу. Сталин негодовал -- еще бы, ведь рухнула теория превосходства группы (партии) заурядных людей над одним гением -- фактически Алехин победил не только Консультантов во главе с Эйве, но и весь Советский Союз во главе со Сталиным.]]

1993

На мою книгу "Шахматные битвы" критика, хотя и чрезвычайно глупая, но последовала. В той книге есть и такая фраза: "Факты преступной редактуры разоблачены мною в книге "Алехин: моя борьба" (март 1992), после прочтения которой А.Рошаль пообещал (или точнее: пригрозил), что непременно ответит на все мои упреки. Прошло уже достаточно времени и для статьи в газете и для выпуска обстоятельной брошюры, однако возражений не последовало. Это дает право считать, что все аргументы "Алехин: моя борьба" безупречны" -- В. Чащихин "Шахматные битвы" (М. ДатаСтром, 1993).

***

Виктор Чарушин Кто водил пером в "Паризер цайтунг"

Появление в марте 1941 года статьи "Еврейские и арийские шахматы" за подписью А. Алехина наделало много шума. Содержание большой, в шести частях, публикации вполне соответствовало названию: превозносился активный "арийский" стиль игры и порицалась "еврейская" защитная манера, рассчитанная на ошибки соперника.

Чемпион мира прочёл статью только через полгода, когда вернулся в Париж из Испании. Он пришёл в ужас. Вот только некоторые из его объяснений.

"Статья, совершенно научная, переписана немцами, опубликована и стала трактовать шахматы с расисткой точки зрения". (Мадрид, 1944). "Статья эта не была написана мною... Измышления "Паризер цайтунг" были фальшивкой" (Мадрид, 1945). "Напечатанное в "Паризер цайтунг" потрясло и оскорбило меня больше всего не столько из-за содержания, сколько из-за полной невозможности очиститься от этой грязи" (Мадрид, 1946) [[RR: Разнобой в ответах Алехина объясняется тем, что каждый раз ему показывали разные версии (после парижской газеты, были публикации в Нидерландах, в Германии, в Англии, но каждая очередная публикация существенно отличалась от предыдущей и вольностью пересказа и даже объемом материала).]]

Чарушин : Сомнения в авторстве возникли сразу после появления статьи во Франции, Голландии, Германии и США. Чемпион мира в совершенстве владел немецким. А тут грубейшие ошибки, неправильное написание имен известных шахматистов, выражения, совершенно не свойственные стилю Алехина. Классический анализ выполнил американец А. Бушке. В его распоряжении оказался оригинал рукописи Алехина о Карлсбадском турнире 1929 года. В работе "1929 против 1941" А. Бушке убедительно доказал, что тексты статей практически совпадают. "Однако высказывания Алехина стали противоположными... Там, где в 1929 году давалось позитивное мнение, в 1941 году приводился негатив" Таким образом, статья оказалась, мягко говоря, переработанной. К сожалению, работа А. Бушке, выполненная в конце 1941 года, была опубликована П. Мораном только в 1972 году. В последние годы анализом статьи в "Паризер цайтунг" занимались Э.Уинтер, В.Чащихин и др. Выводы аналогичные -- "статья фальсифицирована"!

Переработка творчества автора редактором или переводчиком имеет классическую аналогию. Лафонтен настолько удачно перевел с древнегреческого басни Эзопа, что мир признал француза их автором. На этом история не кончилась. И. А. Крылов, в свою очередь, переработал басни Лафонтена. Русский перевод оказался таким оригинальным, что принес Крылову заслуженную славу великого баснописца. Почему же мы должны скрывать имя истинного автора статьи в "Паризер цайтунг" Конечно, современники знали шахматного редактора этой газеты. О нем упоминалось в переписке Ф. Мура с редактором журнала "Чесс" Б.Вудом. Однако хватит тайн. Его имя Теодор Гербец (....--1945). Чех по происхождению, австриец по национальности, инженер по образованию, нацист по убеждениям -- он и есть редактор статьи "Еврейские и арийские шахматы". Еще в майском 1937 года номере "Дойче щахцайтунг" Т. Гербец обрушился с резкой критикой на стиль игры Флора и Файна, ведущих представителей "партизанской" тактики выжидания, пока соперник не допустит ошибки, избегающих всяких новинок и риска, не желающих проявлять интеллект и изобретательность, зато предпочитающих играть на выносливость, на нервах, "кто кого пересидит" (в оригинале sitzfleisch - буквально "сидение на заднице"). Позднее в "Чесс" (1937, т.2, № 24) сделал вывод: "Это американизированные, механические шахматы". Перечитайте статью из "Паризер цайтунг". Те же мысли и почти те же слова! Предположение, что Гербец -- "фактический автор или фальсификатор" этой статьи, сделали еще в 1941 году испанские журналисты, но со временем оно было забыто.

Кто же такой Гербец? Кое-что о нем известно. В 1928--1938 годах он небезуспешно выступал в австрийских турнирах и матчах. Как шахматный журналист дебютировал в 1922 году в "Дойче шахцайтунг" с теоретической статьей об испанской партии. Неоднократно публиковал свои партии в "Винер шахцайтунг". В последние годы жизни (1942--1943) был соредактором "Дойче шахцайтунг", где писал передовицы, публиковал другие статьи, партии и композиции. Отдадим должное -- шахматист он был неплохой. ("64" № 3 / 1996).

***

Виктор Чарушин Крах одного из обвинений

Одним из самых нелепых обвинений в адрес Александра Алехина было обвинение в его причастности к гибели в фашистском концлагере польского шахматиста Давида Пшепюрки. Источником клеветы стал вечный недоброжелатель чемпиона мира Осип Бернштейн. И это неудивительно! - всю жизнь Бернштейн выдвигал публичные обвинения в адрес Алехина одно злее другого. В своих публикациях он то выставлял Алехина хроническим алкоголиком с детства, валявшимся вместе с отцом в привокзальном туалете, то как ярого нациста, приветствующего всех криком "Хайль Гитлер!" (Коллекцию "откровений" О. Бернштейна собрал и опубликовал Эд. Ласкер в книге "Тайны шахмат", Нью-Йорк, 1969). И это продолжалось с 1914 до 1946.

Сравнительно недавно стало известно, что одной из причин, по которой Алехин покинул Россию, стали бесконечные преследования ЧК, вызванными непрерывными анонимными доносами. К сожалению, автор доносов до сих пор не известен (Ю. Шабуров "Под колпаком у ЧК" -- "Шахматный вестник, 1992 \ №10). Неудивительно, что О. Бернштейн стал самым активным организатором "лондонского трибунала" (собрание шахматистов в Лондоне, пытавшиеся в январе 1946 лишить Алехина звания чемпиона мира. Там присутствовали еще два бывших "друга" -- Лист из Одессы и Фридман из Варшавы).

Как же звучало обвинение? В письме от 5 октября 1945, опубликованном в "Чесс" -- 1945, октябрь Бернштейн писал: "Алехин, бывший в близких отношениях с немецким правителем Польши Др. Франком, с которым тогда фотографировался для нацистской периоди-ческой печати, отказался вмешиваться в судьбу Пшепюрки и обеспечить его безопасность. Этот факт его невмешательства был рассказан мне Земишем, который прибыл в Барселону в конце 1943".

Обвинение, сделанное, кстати, доктором права, известным в России и Франции адвокатом, нелогично и юридически безосновательно. Тем не менее оно брошено и продолжает обрастать "подробностями".

Алехин вынужден оправдываться. 6 декабря 1945 он пишет: "По поводу "информации Др. Бернштейна могу только заявить, что мой друг Д. Пшепюрка был казнен перед концом 1939 (я слышал об этом от очевидцев), а известно, что я играл в Германии и Польше только с конца 1941. Что в связи с этим я мог поделать с этими трагическими обстоятельствами?" -- Журнал "Чесс", 1946 №1.

И еще: "Др. Эйве вообще был так убежден в моей "влиятельности" у нацистов, что написал мне два письма, в которых просил меня предпринять шаги, чтобы облегчить судьбу бедного Ландау и моего друга Др. Оскама. На самом деле и в Германии и на оккупированной ею территории мы с женой были под неустанной слежкой и угрозой концентрационного лагеря со стороны Гестапо, так что Др. Эйве, как и многие другие, глубоко ошибается" -- А. Алехин. Письмо от 6 декабря 1945 организатору лондонского турнира. "Бритиш Чесс Мэгэзин", 1946, № 1.

Казалось бы, что тут неясного? Алехин прибыл в Европу из Южной Америки в самом конце января 1940 и узнал от очевидцев об аресте и казни в далекой Польше (у него и в мыслях не было, что судьба когда-либо туда его забросит) одного из репрессированных нацистами шахматистов. Алехин тогда направлялся во Францию для того, чтобы вступить в Действующую армию, и был настроен крайне антифашистски. Проводя параллели, можно спросить, почему никто не обвиняет, например, Ботвинника, имевшего немалый авторитет у советских правителей, прекрасно осведомленного об аресте в 1937 его близкого друга С.Каминера, аналогичным образом погибшего в бериевских лагерях? (По свидетельству Авербаха, когда Берия не разрешил Ботвиннику строитель-ство дачи в престижном районе Подмосковья, тот через Маленкова обратился к Сталину и получил не только соответствующее разрешение, но и необходимые стройматериалы. Ботвинник обыграл всемогущего Берию! -- восклицает "Спортивная Cанктпетербургская еженедельная газета" 26 май -- 1 июнь 1995).

[[RR: Из этого следует, что М. Ботвинник сам занимал очень высокий пост, благодаря чему перед ним так легко раскрывались двери.

"Дойти при большевиках до министра или генерал-губернатора было так же трудно, как при старом режиме получить свидание с каким-нибудь очень важным и опасным преступником. Надо было пройти через целую кучу бдительных надзирателей, патрулей и застав" - Ф.И.Шаляпин "Маска и душа".

Кстати, Томаш Лиссовский в огромном письме В.А.Чарушину (май 1997) прислал массу документов, краткое содержание которых сводится к следующему: Немцы арестовали Пшепюрку и ряд других шахматистов в первые дни февраля 1940 года в кафе Квентиньского, где в отдельной комнате обычно играли в шахматы. Кафе находилось на 3 этаже дома по Маршалковской. Арестованных долго возили по тюрьмам, нигде не было свободных камер. В конце концов их поместили в следственную тюрьму на Даниловичовской. Заключенные тут же организовали шахматный турнир за звание Чемпиона тюрьмы. Состав оказался внушительным: мастера Ф.Даманьский, С.Кон, М,Ловцкий, Д.Пшепюрка, П.Фридман. Чемпионом тюрьмы стал Ловцкий.

Мойжеш Ловцкий, Станислав Кон и Давид Пшепюрка вскоре были казнены.

Т.Вольна окончательно выяснил время и место гибели шахма-тистов. Они были расстреляны в лесном массиве Пуща Кампинос в 30 километрах севернее Варшавы во время массовых казней, проводимых оккупантами в период с января по март 1940 года. Эту дату следует считать безусловно достоверной. Источник: Вольна "Биографический шахматный словарь", том № 1, Варшава, 1995, страница 63. -- Из письма В. Чарушина автору от 23 мая 1997 г.

Как видим, многие историки исследуют одно из обвинений в адрес Алехина и доказывают, что это обвинение - преднамеренная инсинуация. Все эти исследования весьма интересны, вывод закономерен, но стоило ли то вздорное обвинение таких огромных духовных сил, потраченных на опровержение? Ведь подобных идиотских обвинений при желании можно выдвинуть тысячи. На мой взгляд достаточно доказать абсурдность обвинения, чтоб не тратить сил и времени на чрезвычайные исследования. В данном случае зададимся вопросом "А мог ли действительно Алехин так повлиять на Франка, чтоб тот освободил кого-то из концлагеря?" И вынуждены ответить, что никак не мог. Ибо в первую очередь он попытался бы освободиться сам, чтоб уехать в Америку на матч-реванш с Капабланкой. И еще: а почему Алехин обязан был освободить всего-навсего одного, а не весь концлагерь?, и почему он обязан освободить еврея, а не татарина или поляка? и почему именно Пшепюрку, а не чемпиона тюрьмы Ловцкого? - при такой постановке очевидна вся абсурдность обвинения. На мой взгляд, Бернштейн знал наверняка только о судьбе одного Пшепюрки, что он мог узнать только от Фридмана. Ведь когда О.Бернштейн стал самым активным организатором "лондонского трибунала", пытавшегося в январе 1946 лишить Алехина звания чемпиона мира, там присутствовал еще и Фридман. За рамками исследований, к сожалению, остались еще некоторые важные вопросы: 1)причины ареста, 2) обвинение, 3) приговор... Ведь массовым казням подвергались не какие-то нации (евреи, поляки...), а преступники (среди которых много было евреев). Ведь остался в живых еврей Фридман, хотя и был в одной тюрьме с Пшепюркой. Похоже, что в то время в Германии было-таки какое-то судопроизводство, если в военное время как-то отличали преступников от мирных граждан. Во время войны "В Брно чешские, немецкие и еврейские шахматисты, организованные в трех больших клубах, жили очень дружно и посещали все три клуба" -- так описывает события тех лет Иржи Подгорный. - В.А.Чарушин "У роковой черты" .]]

И Т О Г И

Похоже, что Т.Гербец действительно редактировал статью Алехина в ПЦ, но он все-таки был не единственным редактором, ибо фрагмент о Ласкере - чрезвычайно косноязычен и не аргументирован сугубо шахматным материалом, да и критика теории Стейница отсутствуют вовсе.

Идеологическая направленность статьи Алехина в ПЦ - антисоветизм, который хотя и был вырезан редакторами, но все-таки усматривается в следующем: нет фрагмента о пребывании Алехина в России в период с 1917 по 1921 гг. Этот фрагмент предшествовал фразе "Вот так и получилось, что я, попав после четырехлетнего советского плена, в Берлин, встретил там Рубинштейна" ; нет фрагмента (из очерка о Файне), где говорится о причинах агрессивной политики большевицкой России.

Анализируя характер купюр, нетрудно прийти к выводу, что статья Алехина действительно несла в себе идеологическую направленность, но это был антисоветизм и ничто иное.

Вся статья в основном касается матчей Алехина с Эйве 1935 и 1937, а также "побочных" участников этих матчей - это в первую очередь Эм. Ласкер, который в период 1935-1937 являлся гражданином СССР и в турнирах этих лет выступал под советским флагом, а на этих матчах фактически был главой делегации СССР. На обоих матчах неотлучно был Г. Мароци; перед началом матча Эйве консультировался с Э. Грюнфельдом, Р. Шпильманом и имел возможность заглянуть в большую картотеку известного теоретика А. Беккера - и каждому надо было заплатить. Флор и Файн являлись корреспондентами "64" и помощниками (тренерами) Эйве. Арбитр матча Кмох и Эйве были советскими агентами. Поэтому, выступая против них, Алехин фактически выступал против Советского Союза. Антисоветизм - вот причина, по которой выброшен уже первый абзац статьи.

На мой взгляд статья Алехина выглядела так:

"Лишь во время первого матча с д-ром Эйве в 1935 году передо мной неожиданно снова встал Советский вопрос. Разве мог я предположить, что спокойный, деловой и спортивный Эйве позволит целой советской клике использовать его в качестве марионетки. И все же невероятное тогда стало фактом: матч проводился оргкомитетом, состоявшим исключительно из, купленных Советами, агентов. Меня уговорили взять в секунданты мастера Самуэля Ландау, который в решающий момент матча якобы "по личным причинам" бросил меня на произвол судьбы. Техническим руководителем матча был назначен личный секретарь Эйве, Ганс Кмох. Нетрудно представить, какой "объективности" я мог от него ждать. И поскольку я проиграл матч, отстав от соперника всего на одно очко, то берусь утверждать категорически, что если бы я своевременно распознал тот особый дух, которым сопровождалась организация матча, Эйве никогда не отвоевал бы у меня титул даже на самое короткое время. Во время матча-реванша в 1937 году большинство мастеров с помощью правительства СССР были задействованы в пользу Эйве в качестве корреспондентов, тренеров и секундантов. К началу этого 2-го матча у меня уже не было никаких сомнений: мне предстояла борьба не с голландцем Эйве, а со всем правительством СССР. Моя убедительная победа (10:4) на самом деле стала победой над советским заговором." И далее в том же духе.

Поэтому и "материал, затрагивающий вопросы реконструкции FIDE" мог иметь только антисоветскую окраску.

Нацисты выбросили несколько абзацев алехинского анализа закономерности агрессивной политики Советского Союза. Теперь-то мы четко знаем, что в то время (март 1941) в немецкой прессе столь же рьяно не допускался антисоветизм, как и в советской прессе -- критика нацизма. И это в прямой связи с пактом Молотова - Риббентропа, в реальность существования которого не верят редакторы "64".

Итак, антисоветизм статьи Алехина редакторы Т. Гербец и Z.Z переделали на антисемитизм.

Главный редактор "64" Карпов и Ботвинник "забывают", что при обсуждении еврейского вопроса необходимо хотя бы вкратце напомнить читателю "Протоколы сионских мудрецов", которые на русском языке печатались в 1903 - 1907 и в 1917. В издании 1917 года Нилус пишет: "...только теперь мне достоверно стало известным по еврейским источникам, что эти "Протоколы" не что иное, как стратегический план завоевания мира под пяту богоборца Израиля, выработанный вождями еврейского народа в течение многих веков его рассеяния и доложенный совету старейшин "князем изгнания" Теодором Герцлем во дни 1-го Сионистского конгресса, созванного им в Базеле в августе 1897 года". Эти "Протоколы" печатались также в "Знамя" № 8 \ 1990 и в альманахе "Дорогами тысячелетий" (книга четвертая, "Молодая гвардия", М. 1991). Цитаты из этой книги приведены в квадратных скобках -- [...] [ "Лучшего из гоев - убей!" требует Талмуд (Мельхита). стр.258] [Ф.М.Достоевский писал Н.С.Гриценко 28 февраля 1878: "Вот вы жалуетесь на жидов в Черниговской губернии, а у нас здесь в литературе уже множество изданий, газет и журналов издаются на жидовские деньги жидами (которых прибывает в литературу все больше и больше), и только редакторы, нанятые жидами, подписывают газету или журнал русскими именами - вот и все в них русского. Я думаю, что это только ещё начало..." (стр.256)] [Те критики "Протоколов", которые кричат о них как об идеологической опасности, боятся идей. Но идеи сами по себе не побеждают. Весь вопрос в том, кто их осуществляет. Поэтому лучше знать любую идею, чем её замалчивать. (265) ] [Яков Шифф, по собственному признанию, истратил на подготовку русской революции 20 миллионов долларов, из них 12 миллионов до войны 1914 года. (259)] [Известный общественный деятель, автомобильный король Америки Генри Форд в своей книге "Международное еврейство" высказывает весьма любопытные мысли: "Всякий писатель, или человек, проявляющий интерес к еврейскому вопросу, почитается жидонена-висником..." (53). "Еврейская раса порождает вражду больше, чем любая другая народность; почему это так, является загадкой всех времен..." (59). "Многие американские сенаторы, которые ознакомились с рукописью (Нилуса), были поражены, увидав, что евреями за столько лет вперед был выработан план, ныне осуществившийся..." (92). "Центр еврейской силы находится в Америке." (144). "Надо полагать, что большевистская звезда не без основания имеет одним концом меньше, чем звезда Давида. Это значит, что остается исполнить еще один пункт мировой программы." (266)] [Публицист Роттенберг открыто писал: "Перестаньте забавляться антисемитизмом, вы должны знать, что вся страна, ее финансовые силы, ее торговля находятся в наших руках. Ваш народ, если взять его в целом, темен, нищ и пьян. Торговля хлебом, мукой, керосином, мясом и прочими съестными припасами находится в наших руках, и, если ваши нападения на нас не прекратятся, мы можем поднять цены, что принесет обществу большой вред. " (257)] [В 1975 году сионизм был объявлен формой расизма и расовой дискриминации." (251) ]

Следовало также подчеркнуть, что после прихода Гитлера к власти (к чему Алехин никак не имел причастности) началась новая издательская волна "Протоколов", причем по приказу Гитлера (а не по приказу Алехина). Кстати, Гитлер вовсе не утверждал, что является последователем Алехина. Более того - согласно исследованичм Климова { Гергий Климов "Песнь победителя" (Краснодар "Советская Кубань", 1994), "Князь мира сего", "Имя моё легион", "Дело № 69", "Протоколы советских мудрецов"} все основные руководящие посты Третьего Рейха занимали евреи, а белой вороной был среди них немец Герман Геринг; причём аналогичная картина наблюдалась и в Советском Союзе, где только Михаил Калинин являлся единственным русским среди евреев. Согласно Климову как Геринг, так и Калинин не имели реальной власти.

Тогда все становится на свои места - Геббельс (а не Алехин) мог оказать давление на Т.Гербеца и Z.Z в какой интерпретации подавать ту или иную статью в "Паризер цайтунг"; что Гимлер (а не Алехин) мог приказать Франку какого преступника можно выпустить на свободу.

Итак, именно "64" упорно замалчивает и затушевывает всё, что касается связей с немецко-фашистским режимом.

Следует подчеркнуть, что хотя формы развенчания весьма разнообразны, но всегда сохраняется один фактор - инициатор его является личностью заурядной и мерзкой, про которого Козьма Прутков говорил "Вакса чернит с пользой, а подлец - с удовольствием", а потомки только и скажут хорошего, что шахматист он был неплохой.

То, что коммунисты Карпов и Ботвинник выступили против первого антисоветчика Алехина - это понятно, ведь публикация готовилась накануне прихода к власти ГКЧП. Но своим выступлением они подчеркнули, что в первую очередь являются представителями партии, а уж только потом какими-то личностями.

Литература

  1. Эм. Ласкер "Учебник шахматной игры" (ФиТ М., 1937).
  2. A.Alekhine "My best games of chess 1908 - 1923", ("Мои лучшие партии в шахматы) "My best games of chess 1924 - 1937", A.Alekhine`s best games of chess 1938 - 1945 Chosen & Annotated by C. H. O`D. Alexander (David McKay Company, inc.), А.Алехин "Ноттингем-1936" (М. ФиС. 1962).
  3. "64-Шахматное обозрение" № 18, № 19, 1991
  4. Альманах "Дорогами тысячелетий" (книга четвертая, "Молодая гвардия", М. 1991)
  5. В.Д.Чащихин "Алехин: моя борьба" (М., 1992)
  6. Valery D. Chashchikhin "Alekhine: my struggle" (М., ЦСИ МФК 1992)
  7. Георгий Климов "Песнь победителя" (Краснодар "Советская Кубань", 1994), "Князь мира сего", "Имя моё легион", "Дело № 69", "Протоколы советских мудрецов"
  8. Альманах "Ревизия шахмат" выпуск третий "Развенчание" (М., МДЦ Оригами 1997)
  9. "64-Шахматное обозрение" № 4, № 5, № 6, 1998
  10. Альманах Ревизия шахмат № 5 "Русские Диоскуры" (М., МДЦ Оригами 1998), Альманах Ревизия шахмат № 7 "Бессмертие" (М., МДЦ Оригами 1999)
  11. Ботвинник "Аналитические и критические работы. Статьи. Воспоминания" М. ФиС 1987).
  12. И.Линдер. В.Линдер. "Алехин" (1992 г.); И.Линдер. "Благодарю, душа моя..." Пушкин, любовь и шахматы" (М., АНТИДОР. 1999),
  13. Ю.К.Бегунов "Тайные силы в истории России" (Москва, Издательство газеты "Патриот" 2000).
  14. Ю.Н.Шабуров "Александр Алехин непобеждённый чемпион" (1992), "Алехин" (2001)
  15. Периодика:"Шахматный журнал", "Бюллетень Центрального шахматного клуба (ЦШК) СССР", "64 шахматно-шашечная газета", "64-Шахматное обозрение", "Шахматы в СССР", "Шахматы в России", "МК", "Правда".

Ревизия шахмат | Краткое содержание книг альманаха Ревизия Шахмат | Прайс-лист книг по шахматам | Контакты |

Адрес сайта "Ревизия Шахмат" - http://chessrevision.com/

© Автор книг и статей по шахматам В. Д. Чащихин, 1992-2006. Все права защищены.